Газета "Отечество"

№3 (17) Сентябрь 1997


ПОИСКОВАЯ РАБОТА - ЛУЧШАЯ ШКОЛА ЖИЗНИ.

С бывшим ответственным секретарем газеты “Отвага” 2 Ударной армии, полковником в отставке,
бывшим преподавателем Военно-дипломатической академии им.Фрунзе
Виктором Александровичем КУЗНЕЦОВЫМ беседует журналист М.Черепанов.

- Виктор Александрович, сейчас поисковики все чаще слышат от ветеранов,  людей военного поколения упрек: зачем трогать останки погибших солдат, оставшихся лежать на полях сражений? Говорят, что их похоронила природа, пусть все так и остается. Как Вы считаете, может ли природа похоронить человека, закидав его листьями? Согласны ли Вы с тем, что патриотизм воспитывается не разговорами о памяти на митингах и не установкой обелисков, а уважением прежде всего к конкретным погибшим людям, как говорил Пушкин - “любовью к отеческим гробам”? Если не похоронены миллионы защитников Отечества, как можно воспитывать будущее поколение?

КУЗНЕЦОВ: - Итак, имеет ли смысл работа поисковиков? Свято ли дело, которым вы занимаетесь? Я думаю, надо начать с такого примера. Мне довелось быть в Канаде и мне очень памятен, такой порядок, который существует там по отношению к гражданам этого государства павшим в бою.

- Хотя войны у них в Канаде толком и не было...

КУЗНЕЦОВ: - В Канаде войны не было, но канадцы участвовали в других войнах. Все время они враждовали с американцами, которые всячески их притесняли и раньше, и теперь продолжают это делать. Кроме того, канадцы участвовали во Второй Мировой войне на втором фронте. Так вот, центральное здание канадского парламента - это высокая башня типа церковного здания, которое называется башней Мира. Наверху этой башни звонят колокола, в определенный час суток, обычно вечером, раздается звон этой звонницы, который как бы напоминает о павших за Родину гражданах, воинах государства. На самом верхнем этаже башни Мира, там где расположены звонницы, есть мемориальный зал. В центре зала стол, на котором лежит огромная книга, в которой 365 страниц по числу дней в году. В этой книге записаны абсолютно все павшие за Родину, все, кто был в армии, воевал и пал в бою - все воины с тех пор, как Канада стала государством.

На фото: личные вещи солдат, найденные в Долине Смерти

Каждый день открывается страница наступившего дня года, на которой записаны все погибшие в этот день. Первого  января вспоминают тех, кто погиб в этот день, и так далее. Башня Мира пользуется огромной популярностью, уважением всех, кто приезжает в Канаду. Ее любят посещать туристы, туда устраиваются экскурсии. Посетителям рассказывают историю этой книги, боевых действий, в которых участвовала Канада, рассказывают о подвигах воинов, которые записаны в этой книге.

Разве это не святое дело, разве можно что-нибудь сказать против такого уважительного отношения к памяти павших за свободу своей Родины?

- Могут сказать так: Книги Памяти изданы, вот и все, увековечены все погибшие.

КУЗНЕЦОВ: - Конечно, могут и так сказать. Между тем начали мы создавать эту книгу лишь полвека спустя после окончания войны. В Канаде же та башня Памяти существует со дня основания города. В Америке есть и могила Неизвестного солдата. Но это действительно был неизвестный солдат, найденный где-то в Европе. Его память увековечена вечным огнем, караулом.

- Но ведь и у нас так же...

КУЗНЕЦОВ: - С той разницей, что у нас таких неизвестных солдат можно найти тысячи повсюду, где шли бои. Отдавая дань памяти одному неизвестному солдату, мы забываем, что даже в Подмосковье до сих пор не захоронены сотни тысяч его однополчан. И такая картина под Новгородом, под Мурманском - кругом Долины смерти.

- Вы согласны, что солдаты не похоронены?

КУЗНЕЦОВ: - Да, конечно. Это видно и на снимках, которые приносят поисковики. Останки, запечатленные на фото, принадлежат явно не захороненным солдатам. Это видно и по его позе, и по глубине залегания. А какую картину увидел Николай Иванович Орлов, когда впервые появился под Мясным Бором? Там не было ни могил, ни памятников, ни крестиков. Солдаты валялись в болоте, в лесу - никто к ним не прикасался. Туда вообще боялись заходить.

Кого-то, конечно, хоронили сами солдаты во время боев. Хоронили как могли. Но ведь в тех условиях могилу вырыть было невозможно. Делалось все наспех, особенно когда выходили из окружения.

- Это тогда. А после войны почему этим никто не занялся? Мало того, некоторые ветераны говорят - не трогайте останки наших товарищей, их уже листьями закидало...

КУЗНЕЦОВ: - Не согласен с ними. Ведь это те самые воины, о которых нам ничего неизвестно. Они не получили последнее “прости” от друзей и близких, которые обязаны были хоть что-то сделать.

- Значит, есть смысл их искать, чтобы хоронить?

КУЗНЕЦОВ: - Конечно, недаром говорится, что война может считаться законченной, когда похоронен с соответствующими почестями последний павший солдат. Не брошен в воронку, не остался неприкаянным в окопчике, а именно похоронен. Важно здесь соблюсти не только человеческие, но и религиозные традиции.

У нас на Руси считается величайшим долгом отдать должное погибшему, предать его земле с соблюдением традиций. Независимо от того, верующий он или нет. Соблюдать эти традиции народа - обязанность каждого гражданина. Обычаи существуют с древнейших времен. Уже на заре человеческой цивилизации стало законом уважительное отношение к павшим в бою. И нельзя мириться с установившимся у нас на полвека порядком бросать погибших солдат на полях сражений. Так что дело, которое делают поисковики, заслуживает не упреков, а глубокой благодарности.

- С тем, что дело святое, многие соглашаются. Но возникает иной вопрос: кто имеет право вести эту работу. Как ее можно осуществлять - по приказу или за деньги? Кто может сделать ее по-человечески, добросовестно?

КУЗНЕЦОВ: - Пока кроме добровольцев-поисковиков не вижу, кто бы еще серьезно занимался этой проблемой, болел бы за дело. Более того, все претензии в адрес поисковиков, безразличие со стороны властных структур свидетельствуют о том, что работа ведется “не благодаря, а вопреки”.

Найден солдатский медальон

Между тем считаю, что в этой работе должны принимать активное участие воинские подразделения. Они располагают определенной техникой, могут обеспечить безопасность в работе с найденными боеприпасами.

- Под этим соусом в Белоруссии министр обороны запретил поисковую работу. Издал указ: ни одного гражданского поисковика в лес “не пущать”. Даже если ты офицер или солдат запаса. По его мнению перезахоронение останков солдат должны делать по приказу солдаты срочной службы.

КУЗНЕЦОВ: - А профессионально подготовленные люди к этому привлекаются?

- Из местных поисковых отрядов не допускают никого. Между тем там есть достаточно опытные поисковики, например, в Витебске. Им приходится работать только на территории России. В Белоруссии же работают только поисковые подразделения, созданные в армейских частях по приказу. Вы верите, что солдаты “из-под палки” будут добросовестно делать это дело?

КУЗНЕЦОВ: - Я пока знаком только с работой поисковиков. Среди них уже есть настоящие профессионалы. Было бы грешно не использовать их возможности, а главное - их желание. Думаю, поисковики не против работать совместно с армией, с ее связистами и саперами...

- Нет, конечно, напротив, просим у армии помощи.

КУЗНЕЦОВ: - Думаю, что для молодых солдат была бы очень полезна такая совместная работа. Достижение единой цели, святой цели воспитывает лучше, чем политзанятия. Для солдат это и моральная. и физическая закалка, возможность на практике применить свои военные знания. Это своего рода и есть подготовка к военной службе. Полезно это общение и поисковикам - будущим солдатам. Такая совместная работа может привить уважение к армейской службе, к армии.

- Значит, Вы, как полковник, подтверждаете, что поисковая работа - сродни армейской службе, более того - настоящая подготовка к армии?

КУЗНЕЦОВ: - Естественно! С тех пор, как у нас с поисковиками установилась постоянная связь, я испытываю к ним только чувство глубочайшей благодарности. Это настоящая школа патриотизма, охватившая уже несколько поколений.

Убежден, что каждый человек, имеющий отношение к поисковой работе, начинает понимать, что такое жизнь. Особенно это важно для юношей и девушек. Одно дело накачивать мускулы, другое - возвращать доброе имя дедам и прадедам. Ребята взрослеют от самого сознания значения своей работы. Мне кажется, что из поисковых отрядов мало вырастает подлецов и негодяев.

- Латинская пословица гласит: “Помни о смерти”. Прежде мы не понимали истинного значения этих слов...

КУЗНЕЦОВ: - Да, молодым не вредно помнить, что жизнь скоротечна. Ведь в местах боев вы находите останки тех, кому в большинстве своем было чуть больше 20 лет. Они выполнили свой Долг перед Родиной.

Опираясь на свой затянувшийся срок пребывания на земле - мне уже 84 года - я думаю о том, как я неразумно тратил уйму своего времени. Даже если срок пребывания на земле увеличился бы до 150 лет - это все равно короткий срок для человека. Понимать ценность человеческой жизни - великое дело. Чем раньше человек начинает сознавать свою роль в этой жизни, тем лучше.

- Вы согласны, что поисковые экспедиции - это не только сугубо практическая работа по захоронению солдат. Это что-то большее...

КУЗНЕЦОВ: - Это прежде всего воспитание, настоящая школа жизни. Она дает ученику не меньше, чем уроки за партой. Никакие уроки мужества не заменят участия в поисковой работе. Это уже не теория и не игра. Это прикосновение к жизни, более того - участие в формировании исторического самосознания народа.

(Продолжение интервью читайте в следующем номере газеты).


Колонка редактора.
Взгляд со стороны.
Традиция - дело святое?
Принципы тоже традиция?
Официальная хроника.
Назад в будущее.
Моя "Долина".
Экспедиция "Поиск"
Поисковая работа - лучшая школа жизни.
Мясной Бор.
Дорогие поисковики!
Встреча с друзьями.
Моя душа скучает по вам...