Газета "Отечество"

№2 (58) Май 2006



Казанские батальоны военных кантонистов.


Печатается с сокращениями
Продолжение в следующем номере

 

Кантонисты - (от немецкого Kantonist - военнообязанный),

в 1805-56 гг. - сыновья солдат и военных поселян,

числившиеся со дня рождения за военным ведомством.


В последние годы появилось немало исследований, посвященных деятельности учебных заведений Казани в 19-м столетии. 1-я Казанская гимназия, Родионовский институт, Духовная академия - эти названия известны не только краеведам, но и широкому кругу любителей старины. К сожалению, до сих пор почти без внимания остаются Казанские батальоны военных кантонистов - единственное военно-учебное заведение города в первой половине 19-го века. Оно же было и самым крупным (в 30-х годах здесь уже обучалось около 2000 солдатских детей).


Подобные школы ведут свое начало от гарнизонных школ, созданных по указу императора Петра I в 1721 году при каждом полку российской армии. В них зачислялись для подготовки к военной службе солдатские дети. Однако число их на протяжении 18-го века было невелико. Например, за время царствования Екатерины II в них было выучено всего 12000 человек.


Павел I переименовал гарнизонные школы в военно-сиротские отделения общего военно-сиротского дома. Отделения были открыты в губернских городах и за короткое правление этого императора выпустили уже 64000 воспитанников. В военно-сиротские отделения забирались все дети мужского пола из солдатских семей с 7-летнего возраста. Обучали в них строевой науке, грамоте, «барабанщичьей» науке и игре на флейте. В 1805 году воспитанники отделений стали называться кантонистами. В Казани военно-сиротское отделение располагалось по Воскресенской улице и упоминается еще в 1812 году.


В 1824 году военно-сиротские отделения были переданы в подчинение ведомства военных поселений, которым заведовал А.А.Аракчеев. В том же году возраст принимаемых в отделение детей увеличили с 7 до 10 лет, в связи с частыми заболеваниями воспитанников. Несмотря на это в Казани и в начале 1828 года таких еще оставалось 90 человек. Всего к концу царствования Александра I в 1825 году в стране насчитывалось уже свыше 150000 кантонистов.


При Николае I в 1827 году военно-сиротские отделения получили чисто военную организацию. Они были преобразованы в роты, полубатальоны и батальоны военных кантонистов (соответственно 250, 500 или 1000 человек). В роту назначалось 8 оберофицера, фельдфебель, 10 учителей (унтер-офицеров или рядовых), 4 старых унтер-офицера «фрунтовика», 3 барабанщика из кантонистов и 20 инвалидов на хозяйственные должности. Полубатальонами командовали штаб-офицеры. Все подразделения объединялись в учебные бригады.


В Казани в 1827 году был образован Комитет по устройству зданий для Казанских батальонов военных кантонистов. Председателем комитета был назначен командир Казанских батальонов Евгений Колтовский, а сами батальоны свели в 4 учебную бригаду.


Забот у комитета было немало. В 2-х батальонах насчитывалось 1400 воспитанников и мест для их размещения не хватало. 7-ю роту пришлось разместить у родственников в городе, а 8-ю в окрестных селах. Остальные роты жили в разных кварталах города (Воскресенский, Адмиралтейский, Покровский дома, казармы Уксусникова, Владимирская, Свечинская, баня, сушильня и прачечная в доме Юнусова, классы и мастерские в Кремле), что значительно затрудняло их деятельность.


Губернатор решил поселить кантонистов в зданиях Арсенала и Литейного двора, серьезно пострадавших в пожаре 1815 года и стоявших в руинах. Начались работы по восстановлению этих зданий и поспешному переселению в них воспитанников. Лишь в 1838 году батальоны полно- стью переселились в Кремль.


В советские времена отношение к системе военных кантонистов было стабильно негативным. Советская Военная Энциклопедия сообщает, что «воспитанники кантонистских школ получали горячую пищу всего два раза в день; обувь, одежду и белье изготовляли себе сами; жили в грязных и холодных помещениях, часто болели». Видимо, многое зависело от профессиональных и моральных качеств командиров. О состоянии помещений для казанских кантонистов свидетельствуют два архивных документа. 29 апреля 1833 года батальоны осмотрел казанский военный губернатор Стрекалов и нашел в отличном порядке, чистоте и благосостоянии помещение, классы и госпиталь». Стрекалов был человеком крутого нрава и не скупился на наказания.


20 августа 1836 года те же помещения тщательно осмотрел император Николай I. Их состояние он признал удовлетворительными, хотя и учинил разнос архитектору Пятницкому за некоторую кривизну крылец и малую поднятость окон от пола в лазарете.


Что же касается здоровья кантонистов, то болезненность среди них временами была очень велика. Особенно среди воспитанников младшего возраста. Виной тому многие причины. Солдатские рационы того времени не отличались разнообразием и богатством витаминов. Основу солдатской пищи составляли хлеб и крупа. Крупа иногда заменялась картофелем или другими овощами. Мясо выдавалось нерегулярно.


Кроме того, Казань считалась местом с нездоровым климатом. Кроме холеры, бывшей частым гостем в городе, в 30-х годах 19-го столетия обычным явлением здесь были сезонные лихорадки, уносившие немало жизней.


Суровая дисциплина, тяготы солдатской службы, отсутствие родительской ласки также способствовало увеличению числа больных воспитанников.


Согласно строевому рапорту в 1837 году из 1475 воспитанников 169 или 12 % находились в госпиталях.

 

Антон Туркин



Поздравляем ветеранов Великой Отечественной войны.
События. Люди. Факты.
Фоторепортаж. Городской слет школьных поисковых отрядов.
Фоторепортаж. Открытие Республиканской Вахты Памяти-2006.
Муса Джалиль в памяти Челнов.
Имена на поверке.
По следам походов...
С этой земли мы уйти не хотели…
И снова в поиск.
Казанские батальоны военных кантонистов.