Издательство "Отечество"


Сборник документов о работе эвакогоспиталей Татарской АССР в 1941–1945 годы



ХИРУРГИЧЕСКАЯ РАБОТА

Из отчета Отдела эвакогоспиталей Народного Комиссариата Здравоохранения ТАССР за 4 года Великой Отечественной войны с 1941 по 1945 годы. Автор: главный хирург Отдела эвакогоспиталей НКЗ ТАССР профессор Л.И.Шулутко.

Шулутко Лазарь Ильич родился 24 июня 1897 году в городе Севастополе (в Учетно-послужной карте капитана медицинской службы, хранящейся в ЦАМО РФ — в с. Веселые Терны Днепропетровской области Украинской ССР).

Шулутко Лазарь Ильич.

В 1922 году успешно закончил обучение на медицинском факультете Новороссийского университета в г.Одессе и более 10 лет работал в Севастопольской больнице, Духовщинской больнице, ординатором Института туберкулеза в г.Харькове, главным врачом и консультантом ортопедических костнотуберкулезных санаториев в Евпатории. В 1932 г. Лазарь Ильич переехал в город Казань, работал хирургом, а затем преподавателем на кафедре ортопедии и травматологии Казанского ГИДУВа, в 1936 году стал кандидатом медицинских наук, в конце 1936 года он был избран на должность заведующего этой кафедры, которую бессменно и возглавлял до конца своей жизни.

C апреля 1936 года Л.И.Шулутко назначается начальником санчасти АХО НКВД ТАССР. Только в ноябре 1945 года, полковник внутренней службы Л.И.Шулутко был освобожден от этой должности в связи с перегрузкой на руководящих должностях в медицинских и учебных учреждениях города.

Как известно, казанская школа ортопедов-травматологов была основана профессором Михаилом Осиповичем Фридландом, а под руководством Лазарь Ильича Шулутко она выросла и окрепла. Неистощимая энергия, широкая эрудиция, организаторские способности позволили Л.И.Шулутко не только упрочить, но и успешно развивать и совершенствовать традиции отечественной школы травматологов-ортопедов.

В 1940 году Лазарю Ильичу Шулутко было присвоено почетное звание «Заслуженный врач РСФСР», он становится доктором медицинских наук и профессором.

В первые дни Великой Отечественной войны он ведет большую работу по организации лечения раненых в госпиталях, в 1942– 1947 годы Лазарь Ильич — главный хирург эвакогоспиталей г.Казани. Во время войны его научные исследования были направлены на совершенствование методов лечения огнестрельных повреждений. В отечественной медицине известна «шина Шулутко» — профессором Л.И.Шулутко была сконструирована функциональная шина, предназначенная для лечения переломов костей нижних конечностей, которая обеспечивала наиболее функциональное положение последней для скелетного вытяжения поврежденных сегментов конечности. Лазарем Ильичем Шулутко была предложена костно-надкостничная декортикация отломков при гипертрофических ложных суставах.

Война не обошла Лазарь Ильича в личном плане, пропал без вести родной брат, Шулутко Лев Ильич, 1905 года рождения, майор медицинской службы, военврач Военного госпиталя г.Бреста.

В 1945 году Л.И.Шулутко становится директором вновь созданного Казанского научно-исследовательского института травматологии, ортопедии и восстановительной хирургии, в этом же году ему присваивают почетное звание «Заслуженный деятель науки ТАССР».

Благодаря организаторским способностям Лазаря Ильича Шулутко, институт вскоре стал одним из ведущих учреждений этого профиля в стране. В послевоенные годы он с большой энергией разрабатывал и внедрял в практики травматизма в различных отраслях народного хозяйства. Под руководством Лазаря Ильича Шулутко было выполнено 11 докторских и 41 кандидатская диссертация. Многие его ученики являлись руководителями кафедр, научных учреждений и преподавателями вузов. За 40 лет педагогической деятельности Л.И.Шулутко обучил тысячи квалифицированных специалистов ортопедов-травматологов. Его насыщенные и убедительные лекции вызывали большой интерес со стороны слушателей.

Перу Лазаря Ильича принадлежит ряд монографий. Основные темы научных исследований: лечение переломов трубчатых костей, вопросы лечения костных опухолей, классификация, диагностика, и лечение сколиоза. Л.И.Шулутко разработал аппарат для лечения переломов костей нижних конечности. Автор 210 научных работ, в том числе монографий «Боковые искривления позвоночника у детей (сколиоз)» (Казань, 1963), «Вопросы клинико-рентгенологической диагностики закрытых переломов костей» (Казань, 1965, в соавторстве с Д.Е.Гольдштейном).

В 1961 году он был избран членом Всемирной организации (международного общества) ортопедов-травматологов и выступал с докладом на конгрессах в различных странах и достойно представлял отечественную науку за рубежом. Л.И.Шулутко организовал и бессменно возглавлял Общество травматологов и ортопедов ТАССР, был постоянным членом правления Всесоюзного и Всероссийского общества травматологов-ортопедов заместителем председателя общества хирургов ТАССР. Он был членом редакционной коллегии журнала «Ортопедия, травматология и протезирование» и «Казанского медицинского журнала», неоднократно избирался депутатом местных Советов.

Л.И.Шулутко — заслуженный врач РСФСР (1940), заслуженный деятель науки ТАССР (1945), заслуженный деятель науки РСФСР (1970). Среди его наград — орден Красной Звезды, медали, он был награжден почетными грамотами Президиумов Верховных Советов РСФСР, ТАССР, Мордовской АССР.

Лазарь Ильич Шулутко, по отзывам современников, был жизнерадостным, общительным, обаятельным человеком, любил жизнь и людей, пользовался исключительным уважением многочисленных своих учеников, сотрудников и больных. Дети его Шулутко М.Л. и Шулутко И.Л. стали врачами.

Лазарь Ильич Шулутко умер 2 ноября 1971 года. Его могила находится в мемориальной зоне Арского кладбища г.Казани.

Источники:

1. Латыпов А.Л. Шулутко Лазарь Ильич. Казанский медицинский журнал. 1997. №2.

2. Нуштаев И.А. Профессор Лазарь Ильич Шулутко (1897–1971) / Ортопедия, травматология и протезирование. — 2007. — № 2. — С. 101–102.

3. Хисамиев Р.Ш., Шаймарданов Р.Р. На рубеже 70-летия поликлиники МСЧ МВД по РТ / Вестник современной клинической медицины. Том 1, выпуск 1. — Казань, 2008. С. 10–14.

4. Татарская энциклопедия. В 6 т. — Казань: Институт Татарской энциклопедии АН РТ. — Т.6: У–Я. — 2014. — 720 с.


В годы войны Отдел эвакогоспиталей НКЗ Татарской АССР выпускал серию брошюр «В помощь госпитальному врачу». Эти издания давали врачам эвакогоспиталей актуальное освещение вопросов диагностики и лечения некоторых видов огнестрельных ранений и заболеваний. Учитывая, что авторы в издаваемых брошюрах отражали большой опыт, накопленный за истекший период войны, брошюры оказались полезными широким кругам врачей, особенно не хирургической специальности, привлеченным к лечению раненых во время Великой Отечественной войны.

На рисунке — брошюра «Диагностическая ценность фистулографии в клинике травм военного времени» профессора Л.И.Шулутко и доцента Д.Е.Гольдштейна, изданная Татгосиздатом в 1943 году в серии «В помощь госпитальному врачу».





* * *

ХИРУРГИЧЕСКАЯ РАБОТА

Организация эвакуационных госпиталей по Татарии пережила 4 этапа своего развития.

1-й этап, который следует считать с начала Великой Отечественной войны до сентября 1941 года — это этап, когда развертывание ЭГ шло по линии Наркомата Обороны. Руководство работой эвакогоспиталей лежало на эвакопункте. Этот период работы госпиталей характеризуется созданием общехирургических и общетерапевтических госпиталей. Врачи, привлекаемые для работы в госпиталях, в большинстве своем не имели хирургического опыта. Среди врачей этого состава имелись терапевты, педиатры, инфекционисты, санитарные врачи, и прочие, наряду с тем, были привлечены так и ассистенты различных хирургических клиник.

Параллельно с созданием госпиталей, в Казани шло укомплектование фронтовых санитарных учреждений. Совершенно естественно, что для работы на фронте отбирались наиболее сильные хирургические кадры, а менее подготовленные оставались в наших тыловых учреждениях. Кроме того, стабильности в сохранении кадров не наблюдалась. Было немало случаев когда спустя месяца–двух после начала работы большая группа врачей, уже освоившихся с хирургической работой, мобилизовались и направлялись на фронт. Таким образом первый период организации госпиталей характеризовался отсутствием профилизации госпиталей с одной стороны и отсутствием стабильных подготовленных врачебных кадров с другой стороны. Во главе отдела госпиталей с сентября месяца стал доктор Казаков, а главным хирургом состоял профессор Алексеев С.М.

2-й этап развития наших госпиталей характеризуется тем, что квалификация врачей была несколько поднята. Создавались специальные курсы по повышению квалификации врачей. Проведено было ряд научных конференций, на которых обсуждалась ошибки в лечении раненых и были указаны правильные пути для достижения успеха в этом ответственном деле.

В этом периоде отмечалась большой недостаток в руководстве хирургической работой по госпиталям. Руководство лежало в основном на начальнике госпиталя и начальнике медицинской части. Эти руководящие сотрудники не имели специальной подготовки по хирургии и поэтому основное руководство, которое не являлась систематическим, лежало на консультантах.

Необходимо здесь же сразу отметить, что с первых дней Великой Отечественной войны в качестве консультантов были привлечены все профессора Казанских медицинских вузов, которые до последнего дня работы госпиталей принимали активное участие в этом деле. Этот период характеризуется тем, что в главе хирургической работы всего отдела эвакогоспиталей НКЗ ТАССР был поставлен профессор Фридланд М.О.

Начиная с марта 1942 года, отмечается улучшение профилирования госпиталей.

3-м этапом в работе госпиталей Татарии мы считаем решение пленума Госпитального Совета НКЗ СССР. Этот пленум, созванный с участием всех ведущих работников госпитальной системы СССР, сыграл важную роль в организационных изменениях структуры госпитальной системы, а также в улучшении лечебной работы в них.

Решением пленума мобилизовали всех работников госпиталей на улучшение асептики во всех звеньях своей работы. В докладе профессора Руфанова были указаны серьезные недочеты по лечению ран, он обратил внимание на важность учета двухфазности течения раневого процесса и соответствующего подхода при решении терапевтических задач. Не вполне удовлетворительны результаты лечения переломов костей и суставов, а также основные установки в терапии их.

На этом же пленуме Госпитального Совета был обсужден, тщательно изучен вопрос о наиболее часто встречающихся осложнениях при огнестрельных ранениях — об остеомиелитах. Вопросы хирургической активности и комплексности в лечении раненых также были заострены на этом пленуме. Наконец, были даны серьезные указания в отношении улучшения и пересмотра профилизации госпитальной системы. В этот период и до осени 1942 года главным хирургом госпиталей Татарии состоял профессор В.А.Гусынин, а начальником отдела госпиталей Я.М.Базаревич. Осенью из Управления ЭГ НКЗ РСФСР прибыла комиссия, которая при обследовании госпиталей выявила дефекты в их работе. Результатом этого обследования был приказ Народного Комиссара Здравоохранения РСФСР тов. Третьякова А.Ф. в котором были отмечены обнаруженные дефекты в работе госпиталей и указаны пути их ликвидации. Главным хирургом с ноября месяца 1942 года был назначен профессор Шулутко Л.И. и с 1 ноября 1943 года начальником отела госпиталей назначается тов. Бикчурин Ш.В.

Основным планом работы отдела ЭГ, начиная с этого периода было:

1. Довести до каждого работника госпиталя приказ наркома Здравоохранения тов. Третьякова А.Ф.

2. Внедрить в сознание каждого сотрудника госпиталя, что основным показателем работы является возвращение в строй.

3. Что сроки пребывания на койке решают два вопроса:

а) более быстрое возвращение в Красную Армию излечившегося бойца и тем самим пополнение рядов Красной Армии за счет уже имевших опыт обстрелянных бойцов.

б) увеличение оборачиваемости коек.

4. Ставится вопрос о борьбе за жизнь каждого раненого бойца.

5. Профилизации госпиталей уточнялись и углублялись.

6. Были указаны следующие методы улучшения диагностической и лечебной работы:

а) требовалось обеспечить в первые дни пребывания раненого комплексной диагностикой,

б) в первые дни пребывания раненого требовалось обеспечить тщательный осмотр, назначение плана лечения и перспективного исхода,

в) совершенно обязательным считалось проведение комплексного лечения, не в последовательном порядке, а одновременно. Хирургическое вмешательство, физиотерапия лечебная физкультура являются основными компонентами этого лечения.

7. Каждая отчетность должна быть подвергнута тщательному анализу. В данных по исходам определялись слабые участки в лечебной работе. В соответствии с этим анализом проводились и организационно-лечебные мероприятия.

8. Анализ смертности с полным и тщательным изучением причин является обязательным. Эти анализы проводились на специальных патологоанатомических конференциях в соответствующих госпиталях под руководством профессора И.П.Васильева.

9. Проводились систематические заседания госпитальных Советов, на которых обсуждались итоговые результаты госпиталей в квартал, полугодие, год. Подводились итоги соцсоревнования. Ставились доклады передовых госпиталей, лучших руководителей хирургической работы и т.д.

10. Для установления непосредственных контактов со всеми врачами, включая и ординатуру, проводились кустовые сборы групп госпиталей, на которых обсуждались итоговые результаты работы зав. отделений в период времени (квартал) с анализом исходов, выявлением дефектов и указанием путей ликвидации недочетов.

11. Во всех госпиталях были выделены ведущие хирурги, которые являлись основными организаторами и руководителями хирургической лечебной работы.

12. Наконец, были созданы базы восстановительной хирургии, которые должны были являться с одной стороны учреждениями имеющими квалифицированные возможности для восстановления боеспособности раненого бойца и офицера, с другой стороны — методическим центром руководства всеми остальными госпиталями в вопросах восстановительной хирургии.

В результате проведенных мероприятий в конце 1942 года в системе госпиталей Татарии имелись специализированные госпитали по всем разделам, так: челюстно-лицевой, нейро-хирургический, для ранений грудной клетки, для урологических больных, для ампутированных, по восстановительной хирургии и группа госпиталей общехирургического профиля.

Для целей оказания неотложной хирургической помощи и обеспечения этих контингентов квалифицированным вмешательством, организованной на базе бывших вузовских клиник были выделены отделения для оказания неотложной хирургической помощи. Эта хирургическая помощь проводилась дежурившими по очереди в данном отделении наиболее квалифицированными ведущими хирургами.

В разделе о профилизации госпиталей следует указать на то, что профилизация госпиталей по локализации не было проведено.

Наряду с профилированными госпиталями существовал и сортировочный госпиталь.

Врачебными кадрами в комплексном отношении в начале госпитали были обеспечены удовлетворительно. Затруднения в этом вопросе возникли в период осени 1943 года, когда по постановлению ГКО из города Казани было передислоцирована большая группа госпиталей с полным оборудованием и укомплектованием медицинских кадров. Это создавало серьезный недостаток во врачебных кадрах с одной стороны, а с другой стороны создавало резкое переуплотнение в оставшихся госпиталях. Вновь организованные, вместо ушедших, госпитали создавались без всякого пополнения, как в кадрах, так и в оборудовании. Эти факты не могли, не отразится на не доукомплектованности госпиталей, а также на недостаточном их оборудовании.

За четыре года Великой Отечественной войны получили лечение в наших госпиталях 333575 раненых [Филиал Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (военно-медицинских документов, г.Санкт-Петербург). Ф. 6526. Оп. 61923. Д.4. Л.5. (Имеется в виду только в госпиталях в системе НКЗ и только раненые в боях. — А.З.)].

При анализе количественного поступления можно отметить, что поступление по полугодиям было неравномерным (см. таблицы 1.1 и 1.2).

Таблица 1.1.

Сведения о поступлении раненых и больных в эвакогоспитали НКЗ Татарской АССР
за 4 года Отечественной войны с 22.07.1942 по 1.07.1945.

Раненые в боях.

 

 

1941

2-е пол.

1942

1-е пол.

1942

2-е пол.

1943

1-е пол.

1943

2-е пол.

1944

1-е пол.

1944

2-е пол.

1945

1-е пол.

Всего

Военнослужащие (в/с) РККА

ряд.

43844

52250

42589

23546

29286

18497

15893

11303

237208

мнс

8664

11033

11636

7561

10849

6143

5414

3483

64783

нс

4938

4678

5740

3740

4390

2818

2551

2201

31056

в/с НКВД

 

141

57

6

1

3

6

214

в/с ВМФ

 

17

20

1

2

5

1

3

1

50

народное ополчение

 

25

11

5

9

13

24

23

2

118

партизаны

 

в/с войск союзников

 

12

4

18

1

 

35

курсанты

 

 

 

1

1

 

2

военнопленные

 

2

2

2

 

6

прочие

 

24

15

9

8

4

7

27

9

103

Всего

 

57655

68064

59986

34882

44555

27514

23920

16999

333575

 

Таблица 1.2.

Сведения о поступлении раненых и больных в эвакогоспитали НКЗ Татарской АССР
за 4 года Отечественной войны с 22.07.1942 по 1.07.1945.

Больные.

 

 

1941

2-е пол.

1942

1-е пол.

1942

2-е пол.

1943

1-е пол.

1943

2-е пол.

1944

1-е пол.

1944

2-е пол.

1945

1-е пол.

Всего

Военнослужащие (в/с) РККА

ряд.

3488

5052

4965

3382

3493

3387

2131

1961

27859

мнс

551

713

711

497

614

481

472

495

4534

нс

361

474

264

278

370

222

222

199

2390

в/с НКВД

 

9

7

1

2

1

2

22

в/с ВМФ

 

1

1

6

8

народное ополчение

 

3

 

1

1

 

 

5

партизаны

 

 

 

 

 

 

 

в/с войск союзников

 

 

 

 

2

 

 

2

курсанты

 

 

 

 

1

 

 

1

военнопленные

 

 

 

 

 

 

 

прочие

 

2

265

47

1

1

8

324

Всего

 

4413

6249

5942

4424

4526

4094

2832

2665

35145

Общее число поступивших раненых и больных — 368720.

Наибольшее количество раненых поступало в первом полугодии и во втором полугодии 1942 года. Наименьшее количество поступало в первом полугодии 1945 года.

Такая динамика поступлений объясняется тем, что в 1942 году значительное поступление имело место из Сталинграда, в то время, как в 1945 году, т.е. к концу войны, Казань являлась глубочайшим тылом и поступление в связи с этим значительно уменьшалось.

Что касается характеристики поступивших по локализации на первом месте оказываются ранения голени с повреждениями костей. По отношению к общему количеству эта группа ранений за годы наблюдалась 8,22%. На втором месте — без повреждения костей 8,12%. Третье место дают кисти в количестве 6,86%. Однако ранения с повреждением кисти в большом количестве к нам поступали лишь в 1941 и 1942 годах, в дальнейшем количество этого контингента резко снизилась и уже в 1944 и в 1945 годах довольно небольшие цифры. Надо думать, что такое снижение количества поступивших раненых с поражением кисти объясняется тем, что были созданы близкие к фронту специальные госпитали для этого профиля раненых. На пятом месте по количеству поступивших стоят бедро с повреждением костей — 5,96%. шестое место занимает стопа — 5,34%. седьмое — голень с повреждением 5,04%. Плечо с повреждением костей наблюдалась в 4,83%. Раненые поступали к нам в самих разнообразных состояниях. Наиболее тяжелые наблюдались в 1942 году. Здесь мы имели подъем количества осложненных ранений столбняком и газовой гангреной.

Утяжеление контингентов и отмеченные осложнения мы объясняем тем, что раненые прибывающие со Сталинградского участка фронта в большинстве случаев не обрабатывались и в редком случае обрабатывались, но плохо. Многие из них прибывали без всякой фиксации Основным видом иммобилизации в этот период являлась Краммеровская шина.

В дальнейшем тяжесть контингента в смысле осложнений несколько уменьшалась, однако в 1943 и 1944 году раненые к нам в госпитали поступали в достаточно в тяжелом положении.

Достаточной характеристикой для повреждения указанных данных может служить то, что средний срок лечения раненых на предыдущих этапах длилась более 60 дней. Это значить, что раненые в течении 2 месяцев уже подвергались лечению на предыдущих этапах и отсутствие перспектив на хороший исход требовало их эвакуации в более глубокий тыл.

С другой стороны позднее прибывание в наши госпитали представляло серьезные трудности для восстановления функции поврежденных органов. Если учесть то обстоятельство, что ранения опорно-двигательного аппарата с повреждением костей составляли подавляющий процент, то становится очевидным, что большинство пребывающих имели консолидацию отломков в том положении, в каком фиксировали их на предыдущих этапах.

С другой стороны, к этому времени уже выявились различного рода осложнения и незаживающие раневые поверхности.

Что касается оценки обработки раненых на предыдущих этапах следовало бы отметить с одной стороны первичную обработку и с другой стороны иммобилизацию. Первичная обработка по нашим материалам охватывала 60–65% всех раненых. Этот процент несомненно является недостаточным.

Что касается качества первичной обработки, то тот большой процент осложнений, которые мы наблюдали, говорит о недостаточности качества первичной обработки во многих случаях. Иммобилизация в большинстве случаев, среди направленных к нам раненых, была в виде гипсовых повязок, шин Краммера.

Совершенно очевидно, что доставка раненого с нарушением целостности костей в глубокий тыл в шине Краммера является абсолютно недопустимой. С другой стороны, гипсовая иммобилизация во многих случаях проводилась там, где предварительно не было обеспеченная репозиция отломков. Указанные обстоятельства несомненно влияли на течение огнестрельных переломов и если к этому прибавить ряд недостатков в работе наших госпиталей, то они безусловно ухудшали исходы лечения

Хирургическая активность в наших госпиталях в первые два года Великой Отечественной войны была еще на недостаточном высоком уровне. За 1941 год эта активность выразилась в 15,6%. В первое полугодие 1942 года 9,9%, второе полугодие 1942 года 16,7%. Эта низкая хирургическая активность по-видимому и отразилась на исходах лечения раненых. К концу 1942 года мы имели снижение в процента возвращения раненых в армию.

После проведения ряда организационных мероприятий, после того, как были укомплектованы все госпиталя ведущими хирургами, начиная с 1 полугодия 1943 года, хирургическая активность заметно повысилась. Уже в 1943 году процент повысился до 28%. В 1944 году доходит до 39% а в последнее полугодие войны дошла до 40%.

Всего было проведено 86011 операций, из них общехирургических 73106, нейрохирургических 4916, и челюстно-лицевых 4646.

Анализ характера оперативного вмешательства указывает на то, что подавляющий процент общехирургических вмешательств около 60% попал на остеомиелиты. Начиная с 1943 года заметное место среди оперативных вмешательств занимали вторичные обработки ран с наложением швов.

В связи с созданием госпиталей восстановительной хирургии в 1943 и 1944 годах значительно увеличился процент восстановительных ортопедических операций. Для лучшего обслуживания раненых с незаживающими раневыми поверхностями, которых в 1943 году скопилось исключительно большое количество, нами были выделено большое отделение на 200 коек в эвакогоспитале № 1671 по восстановительной хирургии. В этом отделении применялись все современные методы лечения незаживающих ран и такое сосредоточение этой группы значительно улучшило исходы.

Что касается методов обезболивания, то на первом месте у нас стоит инфильтрационная местная анестезия. Под этим обезболиванием было проведено более половины всех операций. В 13% проводились под общим эфирным наркозом. Под хлороформом было произведено 4,75% операций.

Остеомиелиты подвергались оперативному вмешательству в периоде когда уже заканчивался для данного сегмента скелета срок консолидации. Мы не требовали немедленного производства операции по поводу остеомиелита, а исходили из соображений дать возможность в области нарушения целостности костей сформироваться костной мозоли, а нежизнеспособным отломкам выявится как некротическим участкам.

В связи с этим мы установили дифференцированные сроки для различных отделов скелета. Мы считали возможным производить операции по поводу нагноительного процесса в костях при повреждении костей кисти, ключицы, ребра в срок от 3-х до 4-х недель с момента ранения. Для костей предплечья и голени этот срок увеличивался до 6 недель, для плеча 8–10 недель, а для бедра 10–12 недель.

Мы считали, что в эти сроки окончательно может быть сформирована мозоль, если нет никаких причин для нарушения этого образования, а также выявится омертвившие участки костей, которые требуют своего удаления.

В отношении оперативного вмешательства по поводу остеомиелитов, нами довались установки в смысле применения метода Орра, который показал себя с самой лучшей стороны.

Наиболее опытные ведущие хирурги применяли метод секвестротомии с наложением швов — закрытый метод. Метод Орра, а также упомянутый закрытый метод в наших госпиталях давали успех и на основании анализа исходов этого вида оперативного вмешательства, можно сказать, что повторных операций по поводу остеомиелита в наших госпиталях было проведено менее 10%.

Что касается группы незаживающих раневых поверхностей, то здесь широко применялся методика иссечений, с наложением вторичных швов. Однако, в некоторых случаях особенно на опорных участках конечностей эта методика не всегда обеспечивала успех.

В связи с этим практиковали кожно-пластические операции по Филатову, итальянскую пластику, а иногда и замещающие свободным лоскутом.

Из консервативных методов лечения незаживающих раневых поверхностей с достаточным успехом применялись глухая гипсовая повязка, липко-пластырная повязка, высокой температуры парафин, орошение по Печникову, тканевая терапия по Филатову, Краузе и другие. Указанные методы резко улучшают исходы при лечении незаживающих раневых поверхностей и заметно сокращали сроки их лечения.

Поражение крупных суставов встречались на нашем материале не очень часто. Первое место было отведено коленному суставу, который наблюдался в 1,4% случаев по отношению к общему количеству поступивших раненых. Плечевой сустав наблюдался в 1,1% случаях, локтевой — в 0,96%, тазобедренный — в 0,34% по отношению по всем поступившим в госпитали раненым.

Тактика при лечении раненых в области коленного сустава у нас сводилась к уточнению характера нагноения в суставах и к радикальным мероприятиям. Если выявился незначительный процесс в области сустава и остеомиелитических изменений эпифизов, ставили вопрос о резекции сустава. Такие решения принимались как по отношению к коленному, тазобедренному, так и плечевому суставу.

Особые трудности встречались при осложнениях в тазобедренном суставе. Глубокое расположение этого сустава, мощность мышц прикрывающих сустав, не всегда позволяли в ранние сроки определить скопление гноя в области сустава. Однако, при уточнении этого вопроса и выявлении очагов в головке или шейке бедра, как уже было указано, применялась резекция. К нам немало поступало раненых с резекцией, произведенной на предыдущих этапах.

Анализ состояния этих раненых позволяет отметить, что большинство из них имели болтающиеся суставы. Культя бедра не устанавливалась в полость вертлужной впадины и это приводило к крайне тяжелым последствиям, неустойчивой конечности и очень тягостному состоянию самих раненых.

В нашей практике при резекции головки и шейки бедра мы руководствовались принципами:

По возможности производить экономную резекцию. Во вторых для лучшего оттока в послеоперационном периоде, образование контрактуры и в третях свободные концы бедра обстоятельно устанавливали в положение значительного отведения в вертлужную впадину.

Такой план мог обеспечить анкилозирование в тазобедренном суставе и возможность в дальнейшем пользоваться данной конечностью.

При нагноительных процессах в области коленного сустава в 1941 и 1942 годах в наших госпиталях проявился чрезвычайно консервативный подход. При нагноениях производились парапателярные разрезы. Нередко в подколенной ямке не делались контраппертуры. При операции делалась недостаточная фиксация. Все это не приводило к ликвидации осложнения, а ухудшало состояние раненого, вызывало картину общего сепсиса и ампутация в этих случаях нередко не спасала жизнь раненого.

Выявление этих факторов потребовали широкого обсуждения данного вопроса среди хирургов и принятия более решительных мер спасения жизни раненого с осложнениями в области коленного сустава.

В дальнейшем тактика сводилась к следующему:

1. При наличии нагноительного процесса сумочного происхождения рекомендовались вскрытие коленного сустава Тексоровским разрезом. Этот разрез позволял не только дать полный отток гноя из сустава, но и также обревизовать суставные поверхности и при необходимости дополнить эту операцию с резекцией. В тех случаях, когда операция ограничивалась только лишь вскрытием сустава без нарушения связок и эпифизов, часть раненых получала в той или иной степени восстановление функции коленного сустава.

2. Где имелась изменения в суставе и эпифизах, но общее состояние раненого было удовлетворительное, производилась достаточное для улучшения пораженных участков костей резекции.

3. Там, где наряду со значительными изменениями в области сустава имелись угрожающие общие явления, предпочиталось производить ампутацию.

Нагноительные процессы в области плечевого сустава без нарушения эпифизов, лечились артротомией, с фиксацией конечности в положения отведения. Там где имелись наряду с нагноительным процессом сумки и очаговые изменения в головке, производились резекция с установкой свободного конца плечевой кости в сочленовную ямку, также в положение отведения.

Резекции в области локтевого и голеностопного сустава было произведена в незначительным количестве. Здесь большей частью обходились полиативными вмешательствами.

Операции по поводу ранения периферических нервов производились у нас в основном в госпиталях № 1667, 3643. Анализ ближайших результатов операций на периферических нервах в тех случаях, когда имелся в них дефект на протяжении, не давал одобряющих результатов. Мало хороших результатов наблюдалась после нарушении целостности периферических нервов и лишь удовлетворительные результаты наблюдались там, где нарушение проводимости объяснялась спаечным процессом вокруг нерва. Выделение нервов из спаек, укладывание его на новое, последующее физиотерапевтическое лечение и гимнастика позволяли хорошие результаты. В связи с тем, что параличи лучевого и берцового нервов являлись наиболее частыми и вызывали стойкие нарушение функции кисти и стопы, воспалительные операции при дефектах нервов не обеспечивали успеха, мы предлагали более широко применять ортопедические операции для восстановления функции кисти и стопы. При параличе лучевого нерва, нами применялась пересадка сгибателей на тыльную поверхность предплечья. При повреждении берцового нерва применялся тенолиз с последующим применением ортопедической обуви. Эти операции приносили в кратчайшие сроки заметное улучшение в функции конечности.

Реампутация в наших госпиталях, где имелось около 2000 раненых, производилось в 30–35% случаях. Основными показателями являлись: незаживающие раневые поверхности, конические культи, контрактуры, неподдающиеся консервативному лечению, экзостозы, мешающиеся протезированию и другие дефекты. Операции проходили весьма успешно и вызывали исключительно меньше осложнений. Нагноение после реампутаций наблюдалась в 5–6% случаев.

Из методов оперативного вмешательства отдавалась предпочтение способу Бунге. Косто-пластические реампутации применялись как в области голени, таки на бедре, если впечатление от операции по Гритти–Альбрехту оставались вполне положительным, то не всегда успех был от операций Бира.

Проведенное обследование 300 случаев реампутаций, проведенных по Биру и Бунге показывает, что отдельные результаты обычной костной реампутации не уступают костно-пластической.

При наличии коротких культей голени нередко больные отказываются от реампутаций на бедре и в наших госпиталях в этих случаях мы применяли либо пересадку кожи по Филатову, либо при наличии возможности производили продолжительное вытягивание кожи с тем, чтобы, после иссечения незаживающий раны, прикрыть ее собственной кожей короткой культи.

Серьезную роль для быстрого созревания культи играют как известно лечебные протезы. Эти протезы, нужно признаться, применялись у нас не в должной мере, однако, там где они применялись, они являлись исключительно эффективными. Наблюдались случаи, когда ампутированные хорошо приспособившиеся к пользованию лечебным протезом, не дожидаясь постоянного протеза уезжали во временном.

Что касается восстановительной хирургии при последствиях огнестрельных ранений опорно-двигательного аппарата, то опыт в этом вопросе у нас имеется вполне достаточный и тактика при различных формах этих последствий вполне определилась.

1. При правильно сросшихся переломах с нарушением функции конечности, главном образом на нижней, мы производили кровавые разделение отломков, если одномоментно по ходу операции удается репозировать отломки, это проделывается, и далее исправленное положение фиксируем гипсовой повязкой.

Если репозиция по ходу операции не удается, если же можно произвести лишь жертвуя длиной конечности, рана после освобождения отломков заканчивается и репозиция производится скелетным вытяжением по правилам, существующим для лечения закрытых переломов бедра.

2. При ложных суставах мы выявляем сроки с момента закрытия ран, он должен быть минимально равен 6 месяцам, проводим предварительное провокационное лечение теплом для выявления наличии инфекции в ране и в случаях отсутствия обострения производим операцию.

При ложных суставах, как правило, мы пользуемся аутотрансплантацией с надкостницы, что касается болтающихся суставов, которые мы наблюдали главным образом в области коленного и тазобедренных суставов, мы используем аутотрансплантацию, но уже берем более массивный участок кости.

Из нашего опыта в области замещения дефектов при болтающихся суставах, мы можем отметить как трудность нежелание больных длительно носить фиксирующую повязку. Как известно, в этих случаях фиксация должна продолжится не менее 10–12 месяцев, больные же не всегда согласны на этот срок. Этот факт нередко влияет на успешный исход данного оперативного вмешательства.

3. Оперативное исправление анкилозов мы производили лишь при функционально невыгодным положении конечности. Причем в нашем материале артропластик мы не проводили и вообще считаем в принципе для больших суставов эту операцию редко применяемой.

В лечении анкилоза в правильных положениях применялась остеотомия или клиновидная резекция, которые позволяли придать конечности функционально-выгодное положение.

4. Контрактуры в основном лечились консервативными методами (тепловые процедуры). Контрактуры мелких суставов подвергались лечению по методу Скосогоренко. Во многих случаях этот метод приносил успех.

Контрактуры больших суставов в редких случаях вызывали необходимость применения пластических операций на сухожильях, в других, после иссечения глубоких рубцов, пластическое замещение дефекта.

Терапевтическая помощь в хирургических госпиталях обеспечивалась выделенным терапевтом, а также консультантами-терапевтами.

Терапевты хирургических госпиталей участвовали во всех научных конференциях, имели тесную связь с терапевтическими госпиталями и в достаточной мере обеспечивали эту помощь в хирургических госпиталях.

По вопросу осложнений ранений и смертности при них, глубокий анализ будет дан в разделе патологоанатома.

Переливание крови производилось в наших госпиталях довольно широко. Однако наибольшее развитие переливание крови получило в 1944–1945 годах. В 1941–42 годах количество переливаний было незначительно и охватывало от 2 до 3%, в то время, как в 1945 году этот процент увеличился до 18%.

Снабжение кровью шло из станции по переливанию крови. Кровь получали безперебойно и в нужных количествах. Показания были общие. Наши госпиталя нередко пользовались кровью для септических больных, когда было известно, что паренхиматозные органы еще этим процессом не затронуты.

Значение и эффективность переливания крови чрезвычайно велики и во многих сотнях случаев спасали жизнь нашим раненым. Осложнения у нас по переливанию крови за все 4 года наблюдались единичные и после принятия соответствующих мер заканчивалась благополучно.

Что касается длительности лечения раненых, то эти сроки в отдельные годы были различными, в 1941–1942 годах общая длительность лечения раненых находилась в пределах 115–120 дней. Начиная с 1943 года эти сроки увеличиваются и уже в 1945 году ровняются 151 дням. Пребывание в наших госпиталях также постоянно увеличивается. Если в первый год войны срок равнялся 56, то к концу войны он доведен до 88 дней.

Наряду с этим также увеличивались и сроки пребывания раненых на предыдущих этапах до поступления в госпитали Татарии. В 1942 году к нам доставлялись раненые на 28 дней после ранения, а в 1944–45 годах на 63-й день. Для иллюстрации я позволю себе привести длительность лечения по отдельным позициям.

Бедро с повреждением костей — общее количество койко-дней со дня ранения доходила до 160. Из них 60 дней эти раненые лечились на предыдущих этапах, а около 100 — в наших госпиталях.

По исходам наибольшее количество дают с огнестрельными ранениями бедра: уволенные вовсе из армии и запас провели 173 дня. Возвращение в армию заканчивалось за весь срок лечения в 136 дней. А группа умерших с момента ранения до смерти лечились в течении 105 дней.

При огнестрельных ранениях бедра без повреждения костей сроки заметно изменяются. С дня ранения в среднем проходило 120 дней, на предыдущих этапах эти раненые лечились 44 дня, в наших госпиталях — 75 дней. И в этой группе уволенных вовсе из Армии и уволенных в запас, со дня ранения довели 143 дней, возвращаемые в армию — 115 дней, а умершие 60 дней.

Почти аналогичные данные представляют огнестрельные ранения плеча с повреждением костей. Раненый лечился всего 135 дней, из них на предыдущем этапе — 67 дней, в наших госпиталях — 68.

Без повреждения костей раненые лечились 102 дня, на предыдущих этапах 36, а в наших госпиталях 66 дней.

За четыре года Великой Отечественной войны госпиталями Татарстана всего возвращено в Красную Армию 59,2% лечившихся. Наибольший подъем дает 1943 и 1944 годы. Некоторое снижение мы наблюдали во 2-й половине 1944 года и в первом полугодии 1945 года. Это снижение объясняется, с одной стороны, за счет более глубокого расположения Казани к этому времени по отношению к фронту, с другой, вследствие эвакуации в Казань наиболее тяжелых групп ранений и, в третьих, вследствие того, что дальнейшая эвакуация на восток в 1944–45 годах совершенно не производилась.

Что касается исходов по локализации, то на первое место в наших госпиталях вышли бедро без повреждения костей. Из общего количества возвращенных в армию с этой локализацией вернулись 6,3%. Дальше, кисть, который дала 4,9% возвращений в армию. 3 и 4 место занимают голень и стопа 3,65%. Затем идет предплечье с повреждением костей, которое дало 3,11% возвращения в армию. По отношению ко всем локализациям.

По смертности на первом месте стоит бедро с повреждением костей, которое дало 18% по отношению к общей смертности. На втором месте находится череп с повреждениями костей, который дал около 15% смертности.

Смертность при прочих локализациях несколько раз меньше указанных. Так, коленной сустав — 5,7%, грудь с открытым пневмотораксом — 5,25%, голень с повреждением костей 5,3%.

На основании опыта лечения раненых в Великой Отечественной войне можно сделать выводы:

1. Необходимо обеспечить больше полный охват раненых первичной обработкой на передовых этапах.

2. Основным методом иммобилизации при ранении опорно-двигательного аппарата с нарушением целостности кости, следует считать гипсовую повязку (не лангету) начиная с медсанбата. Доставку раненых в тыловой госпиталь обязательно проводить в гипсовой повязке.

3. Обязать хирургов направляющих раненых с огнестрельным переломом бедер в тыл, перед гипсовой иммобилизацией произвести репозицию отломков.

4. В тыловом госпитале до решения вопроса об оставлении гипсовой повязки на больном, произвести рентгенографию для уточнения положения отломков.

5. При выяснении неправильного расположения отломков гипс необходимо удалить и произвести репозицию.

6. При смещенных переломах и благоприятном общем состоянии больного и раны необходимо шире применять скелетное вытяжение.

7. Следует отметить, что подготовка врачей в смысле знакомства с техникой гипсования, недостаточная. На Курсах Усовершенствования врачей необходимо этот раздел ортопедии более широко проводить.

8. Оперативные вмешательства при остеомиелитах нужно проводить в сроки дифференцированно установленные.

9. При поражениях суставов необходимо раннее вмешательство и более радикальное для предупреждения септических осложнений и ампутаций.

10. При резекции тазобедренного сустава необходимо обеспечить установку бедра в вертлужной впадине с тем, чтобы это привело к анкилозированию в функционально выгодном положении.

11. В госпиталях для ампутированных необходимо обеспечить всем ампутированным в ближайшие сроки после реампутаций временный протез.

12. При развертывании госпитальной системы нужно проводить профилизацию не только по характеру ранения, но и выделить локализацию и выделить госпитали для бедер, плеча, суставов с соответствующим оснащенным оборудованием и обеспечением ортопедических кадров.

13. Необходимо учесть недостаточное количество ортопедических кадров, в которых будет большая необходимость ближайшие 10–12 лет и крайне нужно в военное время.

14. Необходимо отметить, что имелось затруднения в госпиталях в отношении марли, жиров, обезболивающих средств. Также дефицит в рентгеновских трубках.

15. Для улучшения работы госпиталей, необходимо проводить систематический анализ систематических материалов, обсуждение дефектов в лечебной работе, а также изучению каждого случая с летальным исходом.

16. Вполне себя оправдали и могут быть рекомендованы составление индивидуальных планов лечения и перспективы исхода.

Главный хирург Отдела эвакогоспиталей НКЗ ТАССР

Профессор Л.И.Шулутко

Источник:

Филиал Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (военно-медицинских документов, г.Санкт-Петербург). Ф. 6526. Оп. 61923. Д. 4.



СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ.
Шулутко Л.И. Хирургическая работа.
Гольдштейн Д.Е. Рентгеновская помощь.
Хорош Я.В. Физиотерапия.
Корчагина К.А. Отчет о работе челюстно-лицевого госпиталя.
История эвакуационного госпиталя № 996.
Салахиев Р.Р. Эвакогоспитали Татарстана в 1941-1945 годы: дислокация, специализация, начальники.
Сокращения и аббревиатуры.