Издательство "Отечество"


Сборник документов о работе эвакогоспиталей Татарской АССР в 1941–1945 годы



ОТЧЕТ О РАБОТЕ ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОГО ГОСПИТАЛЯ
НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ТАССР

Автор: ведущий хирург эвакогоспиталя № 2783 К.А.Корчагина.

Корчагина Клавдия Александровна родилась в 1904 году. Мордовка. Окончила Казанский стоматологический институт. В 1940 году во время Советско-финляндской войны работала ведущим челюстно-лицевым хирургом в эвакогоспиталях Казани. Во время Великой Отечественной войны была ведущим хирургом челюстно-лицевого госпиталя в г.Казани. Работала ассистентом на кафедре хирургической стоматологии Казанского стоматологического института.

С созданием в 1945 году Казанского Государственного научно-исследовательского института травматологии и ортопедии работала в челюстно-лицевой клинике этого института. В 1948 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Материалы к вопросу о замещении дефектов нижней челюсти огнестрельного происхождения свободным аутотрансплантантом».

О кандидате медицинских наук, челюстно-лицевом хирурге Корчагиной Клавдии Александровне мы знаем мало. В истории стоматологии г.Казани имя Корчагиной К.А. почти не упоминается, безусловно этот недостаток должен будет исправлен.

Опубликованные научные работы:

1. Остеопластика дефектов нижней челюсти. Казанский научно-исследовательский институт ортопедии и восстановительной хирургии // Труды института. Том 1. 1947.

2. Травматизм челюстно-лицевого отдела в условиях мирного времени // Труды КНИИТИВХ. Том 3. 1949.

3. Рентгенологическая оценка состояния костного трансплантата, примененного при огнестрельных дефектах нижней челюсти // Сборник рефератов научных работ. КНИИВХО. 1957.

4. Отдаленные результаты лечения инвалидов Отечественной войны с последствиями травм челюстно-лицевой области // Труды КНИИТВХ. Том 3 .1949.

5. Причина продолжительного существования огнестрельных слюнных свищей. Труды КНИИТВХ. Том 3. 1949.

6. К вопросу о пластике носа и остеопластике нижней челюсти. Тезисы докладов итоговой научной сессии, посвященной 15-летию института. 1960.

7. Транспортный травматизм челюстно-лицевого отдела по материалам Казанского научно-исследовательского института ортопедии и восстановительной хирургии и Республиканской стоматологической больницы // Сборник рефератов научных работ КНИИТО. 1961.

8. Отдаленные результаты хирургического лечения больных челюстно-лицевого профиля // Сборник рефератов научных работ КНИИТО. 1961.

9. Применение комбинаций антибиотиков в челюстно-лицевой хирургии // Сборник рефератов научных работ КНИИТО. 1961.

10. Корчагина К.А., Еселевич А.Я. К вопросу о применении пенициллина в практике челюстно-лицевой хирургии // Сборник рефератов научных работ. КНИИТО. 1961.

Источники:

1. Филиал Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (военно-медицинских документов, г.Санкт-Петербург). Ф. 7357. Оп. 63054. Д. 1.

2. Диссертации, выполненные в Казанском государственном научно-исследовательском институте травматологии и ортопедии в 1948–1959 гг.: Краткие аннотации / М-во здравоохранения РСФСР. Казан. гос. науч.-исслед. ин-т травматологии и ортопедии. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1960. — 70 с.

* * *

Отчет о работе челюстно-лицевого госпиталя
Народного Комиссариата здравоохранения ТАССР
за период Великой Отечественной войны

Работа специализированного челюстно-лицевого госпиталя г. Казани за период Отечественной войны в зависимости от близости расположения линии фронта и характера контингентов поступающих челюстно-лицевых раненых (ЧЛР) можно подразделить на несколько этапов, так как в зависимости от вида ранений, от характера регенеративных и воспалительных изменений в ране, количества пройденных этапов и характера специализированной помощи в пути следования или отсутствия её менялся состав обслуживающего профиля и изменялся характер работы госпиталя.

1 этап работы госпиталя протекал в условиях приближающейся линии фронта и охватывает период 1941–1942 годов. Данный период характеризовался нарастанием количества ЧЛР и увеличением коечного фонда. В этот период работы госпиталя пришлось встретиться с весьма неравномерным (количественным и в смысле времени) поступлением ЧЛР. Эта неравномерность была обусловлена особенностями военной обстановки и расположением госпиталя. Наряду с поступлением раненых сроком до 10 дней (13,3%) например, осенью 1942 года, когда эвакуация была возможна водным транспортом, раненые поступали непосредственно с фронта, большое количество раненых поступало в сроки свыше 20 дней (57,3%) и даже в сроки свыше 60 суток (13,5%). Единственные случаи поступления наблюдалась и в сроки свыше 110 дней.

Количество проведенных этапов также колебалось. Большая часть раненых прошли от 1 до 5 этапов эвакуации (56,6%), в этот период работы госпиталя выписано 2451 человек.

По характеру ранения распределялись:

1. С повреждением челюстно-лицевых костей 34,2% 2059 человека, из них:

а) с повреждением челюстей 77,9% 1906 человека.

б) с повреждением скуловой кости 2,4% 32 человека.

в) с повреждением верхней челюсти и скуловой кости 2,9% 71 человек.

2. Изолированные ранения мягких тканей 0 человек.

3. Другие локализации 1% 25 человек

4. Стоматологические заболевания 1,1% 27 человек.

Детализируя повреждения челюстей, имели:

а) с дефектами верхней челюсти 5,9% 119 человек.

б) с дефектами нижней челюсти 9,9% 247 человек

По степени тяжести повреждения ЧЛР распределялись следующим образом: легкие 19%, средне тяжести 56%, тяжелые 25%.

К группе легких ранений отнесены небольшие ранения наружных покровов лица с односторонним повреждением тела нижней челюсти, линейным или крупнооскольчатым, с повреждением альвеолярных отростков и зубов. Эта группа раненых характеризовалась малым обезображиванием с небольшими функциональными расстройствами.

К группе с ранениями средней тяжести отнесены ранения с повреждениями мягких тканей лица (носа, щек, губ) с повреждением скуловой кости и другие с переломами тела верней и нижней челюсти без больших дефектов костного вещества с повреждением гайморовой пазухи.

При этом у части раненых были повреждены также и те отделы, которые указаны для группы легко раненых, а именно: альвеолярные отростки и зубы. Встречались также повреждения лицевого нерва. Часть группы раненых характеризовались довольно значительным обезображиванием и небольшими функциональными расстройствами, а другая — значительными функциональными расстройствами и небольшим обезображиванием.

К группе тяжелых ранений отнесены раненые с переломами нижней челюсти сопровождаемыми обширными дефектами костного вещества, с дефектами носа или с полным разрушением, с дефектами альвеолярного отростка и зубов, с повреждением обеих челюстей. Эта группа раненых отличались значительным обезображиванием и значительными функциональными расстройствами.

Имелись единичные случаи поступления раненых с полным отрывом дна полости рта с полным отсутствием нижней челюсти, а также случаи с обширным ранением лица, когда полость носа, пазух и рта сливались в одно общую полость широко раскрытую спереди.

Первый период работы госпиталя характеризовался большим количеством раненых, не получивших в пути следования, ни на передовых этапах, ни в госпиталях внутренних районов, ортопедической помощи. В 42,1% случаях поступивших наблюдались невобразимое сближение краев раны и неправильная фиксация отломков.

У раненых, поступивших с не оказанной специальной помощью на передовых этапах, ни в госпиталях внутренних районов ортопедической помощи, в 42,1% случаях раненые поступали не шинированными, в 10% случаях несвоевременное сближение краев раны и неправильная фиксация отломков.

У раненых, поступивших с не оказанной специальной помощью на предыдущих этапах эвакуации, имелась при поступлении в госпиталь в 70% случаях клиническая картина стойких деформаций, выразившихся в случаях позднего поступления в наличии:

а) под острого или хронически протекающих остеомиелитических процессов челюстно-лицевых костей,

б) воспалительных изменений в мягких тканях раневой поверхности,

в) обезображивающих рубцов,

г) выраженных контрактур,

д) неправильно сросшихся переломов,

е) несросшихся переломов.

В случае более раннего поступления с наличием:

а) остро протекающих остеомиелитических процессов челюстно-лицевых костей,

б) зияющих ран приротовой области, с отрезанными, висящими на ножках частей губ, носа, и подвижными костными фрагментами.

При таком значительном объеме несвоевременно обработанных раненых и вызванных данным обстоятельством большого количества осложнений у них — работа специального госпиталя представлялись исключительно сложной и трудной, особенно если учесть недопоставок подготовленных кадров челюстно-лицевых хирургов и ортопедов и ограниченности специального оборудования.

Тем не менее, основное ядро коллектива госпиталя составляющих из квалифицированных работников кафедры хирургической и ортопедической стоматологии Казанского Государственного Стоматологического Института провело исключительную большую организаторскую и лечебную работу по восстановлению здоровья и возвращения в строй доблестных бойцов и офицеров Красной Армии.

За первый период работы госпиталя было возвращено в строй 74,4% — 1823 человека, уволено в запас 6–12 месяцев и вовсе из Красной Армии — 24,3 % — 609 человек, умерло 0,3% — 29 человека.

Такой положительный результат в работе достигнут благодаря налаженной работе коллектива, курсовыми мероприятиями по усовершенствованию врачей и среднего медицинского персонала и широкому применению современных методов хирургического и ортопедического лечения, хотя, как много будет указано, позже были и некоторые недостатки, в местах работы, которые были в следующие этапы заменены другими методами, дающими более быстрый положительный эффект.

Лечебная работа определялась характером ранения и была довольно разнообразна.

Являлось обязательным в диагностике всех описанных ранений рентген обследование, за исключением легких случаев, где не было никаких оснований думать об инородных телах, и подозревать поражение костей или воспалений придаточных пазух носа. На каждого раненого в среднем приходилась 2,2 снимка.

Диагностическая лаборатория, как правило, исследовала всем раненым кровь, мочу и проводила другие анализы по назначению врачей.

Всего проведено 2122 операций. Хирургическая активность составляла 56,7%. Из числа произведенных операций — пластические операции составляли 23,3% — 489 операций, секвестротомия челюстно-лицевых костей 24,0% — 793 операций. Операция вскрытия поднадкосничных гнойников, околочелюстных флегмон и гнойных затеков 15,1% и 28,6% 279 операций. Прочих операций 147, куда вошли операции по поводу закрытия слюнных свищей 1,6%, радикальной операции гайморовых пазух 1,5%, энуклеация глаз 1,7%, перевязка наружных сонных артерий 0,4%, удаление инородных тел 414 операций.

Из пластических операций в 45% случаях были проведены операции на мягких тканях, приротовой области для восстановления частично разрушенных органов лица, губ, щек и носа за счет использования остатков губ и мускульной стенки щеки.

В 27,0% случаях был наложен вторичный шов, при отсутствии первичной и целесообразной обработки челюстно-лицевых ранений в войсковом районе и других этапах эвакуации в госпитале производилась накладывание вторичного отсроченного шва. При большом количестве раненых вторично отсроченный шов в наших условиях является одним из эффективных способов ускорения заживления раны. Вторичный шов накладывается на разных сроках в зависимости от времени поступления от 8-го до 30 дня, с лучшими результатами в ранее сроки.

Наложение вторичного шва производилось с предварительным освежением краев раны под местной анестезией. Края раны освежались во всю толщину и затем на ткани послойно накладывались швы из кетгута, а на кожу из щелка и волос добавлением нескольких ситуационных проволочных швов для большой прочности фиксации.

В 78% имелось полное заживление ран тонким линейным рубцом и только в 22% случаях наблюдалось частичное прорезывание швов, не оказанное однако влияние на получение хорошего анатомического и функционального результата.

Нами проводились наложение вторичных швов и в условиях инфицированной раны с повреждением костного лицевого скелета и сопутствующего остеомиелита. В этих случаях края раны сближаясь ситуационными швами с маленьким количеством швов из шелка и из волос с обязательным введением дренажа, обеспечивающего отток раневого секрета.

При тотальных и субтотальных дефектах верхней и нижней губы были использованы лоскуты взятые из щек и с шеи. Эти методы давали хороший функциональный результат и косметический эффект при значительной меньшей затрате времени, нежели с Филатовским стеблем. Применялись способы Дифенбаха, Омбредана, Брупса, Седилло, Израэля и другие, но чаще всего пользовались модификациями этих способов, в зависимости от анатомических изменений в каждом отдельном случае. Такого рода операции встречались в 18% случаях.

При обширных дефектах мягких тканей подбородка с потерей всей нижней губы и значительной части одной или обеих щек, отсутствием носа или его дефектом, пользовались Филатовским стеблем (в 10%), как способом дающим в этих случаях анатомический результат и условия для костной пластики и последующего свободного протезирования.

Во всех случаях пластики местными тканями, или Филатовским стеблем, им до производства операции проводили предварительное протезирование.

При оперативных вмешательствах по поводу инородных тел, до 20% из них находилась на поверхности лицевого скелета, не представляли больших затруднений в диагностике и топографии и могли быть удалены на предыдущих этапах.

Секвестротомия челюстно-лицевых костей проведена в 69% случаев к общему количеству проведенных операций. Нужно отметить, что в этот период мы придерживались консервативного метода лечения и ранее 2-х месяцев, а иногда и дольше не приступали с секвестрэктомии и ревизии свищевого хода, особенно если процесс с самого начала протекал спокойно без обострений.

Ортопедическое лечение проводилась в большом проценте случаев (96%) проволочными алюминиевыми шинами, преимущественно биметаллическими шинами, а также алюминиевыми шинами съемными каучуковыми шинами в 22%, что подтверждает ранее отмеченное положение о значительном проценте повреждение челюстей с дефектами костей.

Наряду с широким применением хирургических методов лечения и оказание ортопедической помощи были широко использованы и консервативные методы лечения, как электросветовое лечение, механотерапия, диетпитание.

Питание челюстно-лицевых раненых было организовано под руководством врача по питанию Велисовой Ю.В. В целях рациональной организации питания челюстные раненые распределялись на 4 группы.

В организации питания учитывались специфичность ранения рта, наличие шин, дефектов мягких и костных тканей приротовой области и языка, лишающих возможность захвата пищи ртом, нарушение функции жевания, передвижения пищи в глотку и глотания, и также общее состояние раненого.

Учитывая все эти особенности, раненым назначались диетпитание, при этом стол разделяется на 4 категории (группы).

1. стол трубчатый — составлял 5%,

2. стол тоже жидкий, но преобладанием плотных веществ, составлял 32,0%,

3. стол мягкий составлял 50%,

4. стол 15, стол по Повзнеру.

Общий стол давался при наличии хорошей консолидации, в период привыкания раненых к зубным протезам, при достаточном раскрытии полости рта или при наличии небольших остеомиелитических процессах.

2-й период работы госпиталя прошел в условиях удаления линии фронта в период наступательных боев и охватывает 1943 год. Количество ЧЛР уменьшалось, сократилось и количество штатных коек против второй половины 1942 года на 25%.

Ранения с повреждением костной системы увеличились на 4,9% с 84,1% до 89%, главным образом за счет увеличения процента ранений с дефектами челюстей от 35,9% до 54,4%, т.е. на 15,5% (с дефектами верхней челюсти — 6,5%, с дефектами нижней челюсти 47,9%). Тогда как процент ранений в мягкие ткани снизилась на 3,8% — с 13,4% до 9,6%.

В госпиталь поступал контингент раненых, получивших специальную помощь на предыдущих этапах эвакуации, в большом процентном отношении, так как процент шинированных увеличился на 20,4% — до 78,3%, с 57,9% 1942 года.

В лечении раненых произошли изменения в сторону:

1. Активной хирургической терапии травматических остеомиелитов челюстей (процент оперативной активности увеличился на 14,2% с 39,0% до 52,2%) на возможно ранних сроках его проявления с целью укорочения периода заживления. Это мероприятие благотворно отзывалось на исходах и уменьшало процент комиссованных по этой статье до 5,1% с 22,7% до 17,6%.

2. Принятие профилактических мер в отношении контрактур жевательного аппарата и рубцовых состояний мягких тканей путем переключения на одночелюстную шину и раннюю лечебную гимнастику. Межчелюстная фиксация снизилась на 16%, а смешанный способ, то есть переход с межчелюстного на одночелюстное шинирование увеличился на 13%.

3. Большое внимание на современное и ранее проведение санации полости рта с обращением особого внимания на остатки осколков зубов, что благоприятно отзывалась на процессе заживления и на скорейший возможности протезирования.

4. Освоение в теории рубцовых образований покровов лица — массажа.

5. Устройство протезов из пластмассы, как жевательных, так и лицевых, различных ортопедических приспособлений и приборов для механотерапии челюстей.

6. Содружественного участия представителей нескольких специальностей как-то: хирурга, стоматолога, ортопеда, оториноларинголога, офтальмолога и рентгенолога. Наличие комплексных отделений давало возможность к изобретательству.

В глазном отделении было большое количество раненых, нуждающихся в глазных протезах. Отсутствие стеклянных глазных протезов ставило госпиталь в затруднительное положение. Ортопедическое отделение госпиталя, где было освоено изготовление пластмассы для зубных протезов из пластмассы, освоило также изготовление глазных протезов из пластмассы, что оказывало большую услугу глазному отделению.

Выписано из госпиталя 2141 человека во второй период. За второй период работы госпиталя возвращено в армию 71,1 % — 1522 человека, уволено в запас на 6–12 месяцев и вовсе из Красной Армии 23,1% — 602 человека, умерло 0,8% — 16 человека.

Среди уволенных из Красной Армии увеличился на 5,4% контингент снятых по костным дефектом (с 53,7% до 59,1%), что указывает на увеличение в группе тяжелораненых на этом этапе.

Таким образом, во 2-м периоде работы госпиталя, не взирая то, что методы лечения значительно улучшились (хирургическая активность по остеомиелитам челюстей повысилась на 14,2%, одночелюстное шинирование повысилось на 13%, в ортопедическом лечении более широко применялись ранняя пластика и ЛФК) имеем снижение выписки в часть на 3,3%.

Сопоставление данных 2-го и 1-го этапов работы госпиталя, увеличения числа тяжело раненых с костными дефектами на 15,5% и уменьшение группы с изолированными ранениями мягких тканей на 3,8%, мы видим, что данные обстоятельства, несомненно отразились на исходах увеличив на 3,3% снижение выписки в часть.

3-й период работы протекал в условиях отдаления линии фронта. Госпиталь являлся последним этапом эвакуации, госпиталем глубокого тыла, куда направлялись раненые со стойкими клиническими изменениями, требующими длительного пребывания в госпитале. Этот период охватывает 1944 и первую половину 1945 годов. Контингент раненых резко изменился по своему составу. Ранения мягких тканей, составили лишь 6,4%, ранения с повреждением челюстно-лицевых костей изменилась в сторону повышения процента с обширными дефектами челюстей, что отразилась на увеличении группы комиссованных по костным дефектам по сравнении с 1941–1942 годами на 21,2% (с 53,7% до 74,9%) и по сравнению с 1943 годом на 15,3% (с 43,8% до 59,1%)

Процент осложнений повысился до 91%.

...

(В документе отсутствует 7-я страница. — А.З.)

1. Ранний способ наложения вторичного шва.

2 Ранняя пластика местными тканями в подавляющем большинстве случаев с хорошими исходами.

3. Активное хирургическое лечение травматических остеомиелитов челюстных костей возможно на ранних сроках его возникновения.

4. Широкое применение Филатовского стебля при обширных дефектах мягких тканей челюстно-лицевой области.

5. Большая хирургическая активность, составлявшая 56,7% (1941–1942 гг.) и достигшая 65% в последний период работы.

6. Новый метод функционального ортопедического лечения переломов челюстно-лицевых костей и ранняя челюстно-лицевая диагностика.

7. В области заменителей особенно и широко внедрялись в практику пластмасса для всех видов простого и сложного протезирования, как челюстей, так и лица.

8. Освоение из пластмассы глазных протезов.

9. За период Великой Отечественной войны в госпитале выросли и стали специалистами по челюстно-лицевой хирургии бывшие начальники и ординаторы отделения.

Анализ работы составлен ведущим хирургом челюстно-лицевого госпиталя, ассистентом Казанского Стоматологического института Корчагиной К.А.

За период Великой Отечественной войны из специализированного госпиталя выписались с законченным лечением всего 6462 человека, из них в строй — 4511 человек. Умерло — 39 человек. В запас на 6–12 месяцев 1913 человек.

Всего произведено 6251 операция.

Из них:

Пластических — 1265,

Секвестротомия — 3223,

Удаление инородных тел — 736,

Прочих — 1027.

Ведущий хирург ЭГ 2783 К.А.Корчагина.

Источник:

Филиал Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (военно-медицинских документов, г.Санкт-Петербург). Ф. 6526. Оп. 61923. Д. 1.


СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ.
Шулутко Л.И. Хирургическая работа.
Гольдштейн Д.Е. Рентгеновская помощь.
Хорош Я.В. Физиотерапия.
Корчагина К.А. Отчет о работе челюстно-лицевого госпиталя.
История эвакуационного госпиталя № 996.
Салахиев Р.Р. Эвакогоспитали Татарстана в 1941-1945 годы: дислокация, специализация, начальники.
Сокращения и аббревиатуры.