Справочная информация



Реквием по СД-38.




О ЧЕМ УМОЛЧАЛИ ОФИЦИАЛЬНЫЕ ИСТОРИКИ

 

Перед войной несколько дивизий формировались в основном из жителей Дона...

О двух из них: 38-й Донской Краснознаменной Морозовоко-Донецкой им. АИ.Микояна и о 129-й ордена Ленина стрелковых дивизиях, сейчас мы и хотим рассказать то, что по каким-то причинам не вошло в тома истории Великой Отечественной войны. Имеется в виду - об этих дивизиях первого формирования.

В Ростове, Таганроге, Новочеркасске и Зернограде дислоцировалось одно из старейших соединений Красной Армии - 38-я Донская стрелковая дивизия. Кадровая, хорошо обученная и укомплектованная по штатам военного времени (15 тысяч человек), дивизия входила в состав 34-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Р.П.Хмельницкого. 129 -я же располагалась в Калаче-на-Дону. 38-я комплектовалась из жителей Ростовской области, 129 - я из уроженцев Ростовской и Сталинградской.

В конце мая 1941 года соединения 19-й Армии Северо-Кавказского военного округа были скрытно переброшены на Украину, в район Белой Церкви - Смела-Черкасы и в лесных палаточных лагерях занимались боевой подготовкой. По признанию командующего армией генерал-лейтенанта Конева И.С. «хорошие были войска, казаки, прекрасный русский народ, мужественные воины...»
(И.С. Конев. Записки командующего фронтом. М., 1991 г., с. 539).

Они же были в числе первых, кто уже в июне вступили в бои. В ночь на 1 июля И.С.Коневу вручили Директиву Наркома обороны маршала Тимошенко С.К.: «Положение на Западном фронте угрожающее. Противник продолжает развивать наступление на Смоленск. Армию по тревоге грузить в эшелоны в том порядке, в каком части будут подходить к станции погрузки, и перебрасывать на западное направление в район Рудни, Орши и Смоленска» (И.С.Конев. Там же., с. 542).

Под непрекращающимися бомбежками, в условиях острой нехватки подвижного состава и огромных пробок на станциях и перегонах, переброска 19—и Армии сильно затянулась. Из 350 эшелонов за две недели прибыло в район выгрузки лишь 130(!), а сами станции выгрузки войск, в связи с быстрым продвижением противника все дальше отодвигались на восток, на 100-150 км. От заранее намеченных районов сосредоточения. В результате - ни одна из дивизий не была собрана в полном составе!.. Разрозненные батальоны и дивизии из разных полков совершали изнурительные марши к фронту, не имея тылов, прикрытия с воздуха, с минимальным количеством боеприпасов...

Штаб 38-й Донской дивизии, спецчасти и 48-й Зерноградский полк (майора Шеремета П.И.) к 15 июля выгрузились на ст. Ярцево, Вышегоры. 29-й Новочеркасский полк (под командованием полковника Бовды М.П.) всего лишь двумя батальонами прибыл на станцию Кардышево и Колодня, а его 2-й батальон (майора Апояна Б.С.) оказался восточнее Ярцево. 343-й Ростовский полк (майора Алхимина М.И.) к 12.07. прибыл на станцию Красный Бор, западнее Смоленска. В итоге 38-я оказалась раздробленной на три части и была с ходу введена в бой с прорвавшимися танками противника. Не лучше картина была и в 129-й дивизии.

15 июля 29-я моторизованная дивизия из танковой группы Г.Гудериана прорвала оборону ополченцев на южной окраине Смоленска и ворвалась в город. У командующего 16-й Армией генерала Лукина в тот момент под руками не было не то, что одного полка – ни одного батальона. (Обе его дивизии занимали оборону к северу и западу от города). Даже взорванные мосты через Днепр по собственной инициативе командира ополченцев полковника Малышева П.Ф., чуть не стоившие ему головы, ненамного задержали противника.

Все историки и летописцы Великой Отечественной описывают этот действительно критический момент не только для Смоленска, но и для всего Западного фронта, но практически никто не рассказал о тех, чьими жизнями удалось изменить ситуацию в нашу пользу... С идеологической точки зрения — не следовало победы приписывать погибшим, лучше считалось эти победы приписывать живым и восхвалять их...

В этот критический момент случай свел командарма - 16-й Лукина М.Ф. с командиром 129-й стрелковой дивизии Городнянским А.М. у совхоза Жуково. Авксений Михайлович вел свою дивизию в район Молева Болота для контрудара по танковым частям генерала Гота. Командарм 16-й немедленно подчинил дивизию себе и отправил два полка прикрывать Минское шоссе с севера. Городнянскому же была поставлена задача: двумя оставшимися батальонами 457-го и, батальоном 518-го полков, с двумя дивизионами 664-го легкого артполка срочно выйти к Смоленску и, подчиняя себе все встреченные по пути части, очистить город от прорвавшихся подразделений гитлеровцев.

Командир 129-й дивизии прекрасно понимал стратегическое положение Смоленска и приложил все усилия для выполнения приказа.

У северной окраины города был встречен 1-й батальон капитана Вишнякова И.И. из 343-го полка 38-й Донской дивизии. И уже к 16.00 16 июля совместными усилиями четырех батальонов Городнянский А.М. очистил северную часть Смоленска. Но прекрасно понимали важность позиции и гитлеровцы. Противник бросил авиацию и открыл ураганный огонь из минометов и орудий. От рушащихся стен зданий, осколков мин и снарядов наши подразделения несли большие потери.

Боевые донесения тех дней по 19-й Армии кратки и напряжены до предела:
«Противник силою до полутора батальонов пехоты, двух дивизионов артиллерии, с танками - 8 штук, контратакует с 5:00»
«Не менее двух батальонов при сильной поддержке артиллерии и авиации контратаковали наши части, заняли сев. часть Смоленска и часть аэродрома...»
«В течение 17.7. происходило заметное усиление группировки противника в р-не Смоленска. Попытка противника развить успех в северном и северо-восточном направлении успеха не имели...»
«19А продолжает вести бои на всех окраинах г. Смоленска с целью овладеть ими. Не хватает снарядов всех калибров. Артиллерийских снарядов 3-4 на орудие...»


... В эти дни группа частей Городнянского практически не выходит из боев. Не хватает патронов, артиллеристы открывают огонь только по необходимости... Во время очередной контратаки гитлеровцев, поддержанной танками, и захвата аэродрома на помощь солдатам Городнянского и 48-му Зерноградскому полку пришли бойцы 38-й Донской: главные силы 343–го Ростовского полка со станции Корявино и два батальона 29-го Новочеркасского со станции Колодня. Только что прибывшие полки с вагонов бросаются в бой. Положение критическое. Генерал - майор Городнянский вынужден, чтобы не нести потери от вражеской авиации проводить ночные атаки...

Восемнадцатого июля в Донесении Начальнику Политуправления Западного направления Лестову зам. начальника политуправления 194, полковой комиссар Коробченко напишет:
«В ночь на 18.07. и весь день 18.07. части продолжают выполнять задачу по разгрому и уничтожению группировки противника, ворвавшегося в Смоленск. Идут ожесточенные бои.
129СД, 29СП (38СД) действует с северной стороны города. Недостаточно снарядов, приняты меры обеспечения.
ЗЗСД выполнила свою задачу по уничтожению вражеского десанта в р-не Ярцево. Потери большие...»


Лишь пополнив боезапас и приведя части в порядок, подразделения 129-й и 38-й дивизии в 23.30 начали новую атаку. В ночном бою воины 343-го полка сломили сопротивление противника и захватили аэродром. Успешно действовал и 29-й Новочеркасский полк. Первый батальон старшего лейтенанта Самвела Мкртывича Арутюнова, наступая вдоль железной дороги, потеснили фашистов к станции Смоленск-Сортировочная, а 3-й батальон майора Савченко Тимофея Васильевича выбили немцев с территории винзавода. 19 июля бои в Смоленске не прекращались.

Сильно поредевший 343-й Ростовский полк занял высоту 251 на северной окраине города. В строю осталось всего 350 активных штыков. 29-й полк, в командование которым вступил майор Никишкин, несмотря на потерю 40% своего состава, прочно удерживал железнодорожный мост и ст. Сортировочная. Остатки 343-го полка к 10.00. овладели Покровской горкой. Дальнейшее продвижение было остановлено из-за отсутствия снарядов, мин и бутылок с «КС» — нечем было подавить четыре опорных пункта противника.

В боевом же донесении в Штаб Западного фронта уйдет краткое сообщение:
«129 СД с 29 СП(38 СД) вновь заняла и прочно удерживает ст. Сортировочная, ж/д мост через р. Днепр и Покровскую гору. Наступление дивизии продолжается...»

Немецкое командование направило в Смоленск для смены обескровленной 29-й мотодивизии два свежих подразделения - 18-ю танковую и 137-ю пехотную дивизии. Наши же поредевшие части 34-го корпуса смогли лишь частично пополнить боезапас. Но, тем не менее, сверхчеловеческими, совместными усилиями стрелков и артиллеристов 152-й 129-й дивизий отборная 137-я немецкая дивизия была разгромлена. Свыше 800 фашистов было убито, 300 - взято в плен. А 22 июля бойцы 343-го полка уничтожили до батальона фашистов на понтонной переправе. Тогда же ростовские писатели, ставшие военными журналистами, Александр Иванович Бусыгин и Виктор Михайлович Гунин напишут статью в газету «Бой на переправе». И тогда же ветераны 38-й Донской дивизии продиктовали им письмо Всесоюзному старосте М.И.Калинину, в котором вспомнили, как он в 1921 г. вручал дивизии почетное Красное знамя ВЦИК за боевые подвиги казачьих партизанских отрядов Дона, на базе которых и была в 1918 году создана 38-я Морозовско-Донецкая дивизия. Воины 343-го полка клялись не посрамить боевое знамя и не отдать фашистам древний Смоленск.

24 июля 29-й полк занял Танцовку и захватил Тихвинское кладбище Смоленска. Бой среди могил и надгробий нередко переходил в рукопашные схватки. Штыковую рану получил возглавлявший атаку командир 129-й дивизии генерал-майор Городнянский. Несмотря на свою малочисленность (в 343-м, 29-м и 457-м) полках оставалось по несколько десятков бойцов) 129-я ордена Ленина стрелковая дивизии разгромила фашистов у вокзала и, захватив его штурмом, овладела авиазаводом. В этом бою враг потерял только убитыми 240 солдат и офицеров.

До 30 июля не утихали бои в Смоленске. Враг уже далеко продвинулся на восток, занял Духовщину, Ярцево, Ельню, а в Смоленске все еще дрались за каждую улицу и дом. Лишь узкий коридор через Днепр и Соловьево по Старо-Смоленской дороге соединял поредевшие войска теперь уже 16-й и 20-й армий с главным сипами фронта (часть подразделений 19А, в том числе 38-я и 129-я дивизии были переданы в подчинение командарму — 16А Лукину). Но скоро и этот коридор был перерезан гитлеровцами. Маршал Тимошенко отдал приказ отвести войска за Днепр, пробиться из окружения. 30 июля на окраине Смоленска, прикрывая отход войск до последнего патрона, до последней гранаты дрались и умирали бойцы 480-го полка 152-й 343-го полка из 38-й дивизии. Они полностью полегли в боях за древний Смоленск. Лишь несколько десятков бойцов 5 августа через Соловьеву переправу пробились из окружения, но вынесли знамя, и полк снова возродился в составе родной 38-й дивизии...

Сейчас, работая над этими строками, мы вновь и вновь возвращались к письму бойцов 343-го полка Всесоюзному старосте. Слова из сорок первого: «...не посрамим боевого знамени и не отдадим древний Смоленск...»

Из суеты и прозаичности наших дней может показаться, что эти слова звучат несколько «трибунно», пропагандистски. Может быть и так. Но разница солдат того времени с нами та, что их пусть и высокие слова были для них жизнью и смертью, а речи наших современников, и не слишком высокие, чаще всего являются лишь политическими лозунгами...

Свыше пяти тысяч (!) воинов 29-го и 343-го полков, приданных двух батарей 134-го дивизиона ПТО и 214-го легкого артполка, навеки остались в земле, защищая Смоленск. Пять тысяч сынов Ростова, Таганрога, Новочеркасска!...

А мы - их доблестные потомки, ухитрились на 55(!) лет забыть даже то, что они сражались и погибли за Смоленск! Ухитрились забыть их имена! Списать их в Беспамятство!.. Доблестные потомки...

На местах смоленских боев

На местах смоленских боев 1941 года.
Вяземский район, 1989 г

                     
         

Вещие сны Смоленских лесов
Исчезнувшая Команда
След командира
Партийная непорочность
Неожиданная линия расследования
О чем умолчали официальные историки.
Ярцевский рубеж.
Во имя генеральских погон