Справочная информация



Реквием по СД-38.




ЯРЦЕВСКИЙ РУБЕЖ

 

«...Готовы мы к битвам за счастье народа.
Не дрогнет винтовка в руках,
И новые песни о славных походах
Мы сложим в жестоких боях... »

Из «Песни 38-й стрелковой»


На тихоструйной, с топкими торфянистыми берегами реке Вопь, в пятидесяти километрах северо-восточное Смоленска, находится Ярцево. Этот город текстильщиков стал вторым райцентром Смоленщины, отбитым у врага. Первым была Рудня. Немецкая 12-я танковая дивизия генерала Харпе захватила город 14 июля сорок первого года. А на следующий день воины 144-й стрелковой дивизии генерал-майора Михаила Андреевича Пронина после залпа «катюш» батареи капитана Флерова И.А. выбили гитлеровцев из Рудни. Правда, всего лишь на сутки. Ельня стала третьим райцентром на Смоленской земле, отбитым у врага после сорока восьми дней ожесточенных боев. Третьим и самым знаменитым. А кто знает о Ярцево? И что знают о Ярцево? Через этот город проходят важнейшие магистрали - автострада Москва-Минск и железная дорога Москва-Смоленск, от него веером расходятся большаки на Духовщину, Белый, Дорогобуж к Соловьевой переправе. Положение Ярцево, как узла дорог, определяло его важное военное значение.

15 июля 29-я моторизованная дивизия из танковой группы Гейнца Гудериана ворвалась в Смоленск. Севернее, через Велиж, Демидов и Духовщину к Ярцево устремились танковые и моторизованные соединения группы Германа Гота, спеша замкнуть стальное кольцо окружения вокруг 16-й, 19-й и 20-й советских армий. Чтобы не допустить подрыва автодорожного и железнодорожного мостов, как это произошло в Смоленске, 16 июля в районе Ярцево гитлеровцы высадили крупный парашютный десант - около тысячи специально подготовленных к диверсионной деятельности головорезов. Оседлав Минское шоссе, десантники устремились к железнодорожной станции и к мостам. Путь им преградили две сотни бойцов местного истребительного батальона, вооруженных винтовкой с полусотней патронов да одной - двумя гранатами на каждого ополченца. В неравном бою отряд полег почти полностью, но на несколько часов задержал парашютистов.

Когда вечером 17 июля в штабе 16 - и армии узнали о фашистском десанте, захватившем Ярцево, генерал Лукин приказал немедленно сформировать из сотрудников тылового обслуживания штаба армии и сводной роты 46-й дивизии отряд численностью в триста человек, посадить их на грузовики и отправить в Ярцево для уничтожения авиадесанта. После полуночи автоколонна двинулась через Кардымово на Ярцево. На лесной дороге восточнее Бережково танковая разведка фашистов внезапно атаковала колонну и сожгла 16 автомашин. Останки отряда были рассеяны, не выполнив задачи. (ЦАМО, ф.358, оп.5916, л.8).

Уничтожили фашистский десант в Ярцево воины 38-й Донской Краснознаменной Морозовско-Донецкой имени А.И. Микояна стрелковой дивизии. «Это соединение разрозненно, батальонами, ротами и батареями перебрасывалось по железной дороге на Смоленщину, с выгрузкой на разных станциях для последующего объединения со своей 19-й армией генерала И.С. Конева. И здесь, под Ярцево, 38-я стрелковая дивизия не представляла единого целого». (Максимов Е.В. «Смоленск». М., 1990 г. с. 102).

Фактически комдив 38-й располагал тогда одним 48-м Зерноградским полком майора Шеремета и выгрузившимся на станции Свищево 70-м отдельным разведывательным батальоном капитана Гурия Ивановича Колесникова. Сосредоточились и встали на огневые позиции восточное Ярцево несколько батарей 214 - го легкого артиллерийского полка Георгий Яковлевич Элиосидзе и Николай Григорьевич Базаленко.

Пусть не пеняют на меня читатели, за частое употребление номеров полков и батальонов, имен и фамилий командиров. 55 лет они пробыли в забвении. Вся дивизия - 15 тысяч бойцов полегла там, под Ярцево и Вязьмой в трагическом 41 —м году. Прочитав эти фамилии, может быть, найдутся родные и близкие, дети и внуки воинов 38-й Донской дивизии.

Полковник Максим Гаврилович Кириллов умело организовал бой. Рота плавающих танков Т - 38 старшего лейтенанта Николая Петровича Алексашина форсировала реку Вопь южнее города и отрезала фашистскому десанту пути отхода на Духовщину, откуда выдвигалась к Ярцево 7-я танковая дивизия генерал-майора барона фон Функа. С фронта пехотинцев поддерживали бронемашины роты старшего лейтенанта Ильяса Рамазанова. Бой был длительным и кровопролитным. Дружными усилиями воинов Донской дивизии враг был разгромлен. Большая часть немецких десантников была уничтожена, несколько десятков попало в плен. Вечером 18 июля в боевом донесении, отправленном в штаб фронта, сообщалось: 38-я дивизия выполнила свою задачу по уничтожению вражеского десанта в районе Ярцево. (ЦДМО, ф. 372, оп. 6629, д. 4,тл. 50). Но на западном берегу реки Вопь, в полутора километрах от города, на железнодорожной станции продолжался бой. Около роты фашистов, укрывшись за толстыми каменными стенами старинных построек, оказывали бешеное сопротивление. Используя автоматы, пулеметы и легкие минометы, остатки десанта пытались продержаться до подхода танкистов барона фон Функа. Огнем гаубиц, поставленных напрямую наводку, огневые точки гитлеровцев были уничтожены, и к утру 19 июля город Ярцево, был полностью очищен от немецких десантников. И тут подошла 7-я танковая фон Функа...

В полдень передовые части немецкой танковой дивизии, поддержанные пикирующими бомбардировщиками, атаковали не успевших закрепиться воинов 38-й Донской дивизии. Наших было всего три батальона. Три батальона вместо трех полнокровных стрелковых полков! Двое суток бойцы полковника Кириллова М.Г. вели неравный бой с танками и мотопехотой гитлеровцев на горящих улицах Ярцево. К вечеру 20 июля сюда подоспела направленная из резерва Ставки ВГК 101-я отдельная танковая дивизия Героя Советского Союза полковника Григория Михайловича Михайлова. Не вся бронетехника выдержала форсированный марш — из 132 танков и 16 бронемашин до поля боя дошло лишь 59 танков, в том числе семь грозных «КБ». Они и возглавили контратаку 101 -го мотострелкового полка подполковника Воробьева. Враг был выбит из Ярцево на западный берег реки Вопь. В последующие двое суток враг подтянул к Ярцево дополнительно еще и 20-ю моторизованную дивизию и усилил атаки вдоль железной дороги и шоссе Москва-Минск. К исходу 22 июля после изнурительной бомбардировки Ярцево тридцатью «юнкерсами» части 38-й и 101-й дивизий были оттеснены из города в леса юго-восточнее Ярцево. Командующему Ярцевской оперативной группой Советских войск генерал - майору Рокоссовскому К.К. пришлось приложить немало усилий и проявить личное мужество и выдержку, чтобы задержать отход измотанных непрерывным боями и бомбежками людей, организовать оборону, а потом и контратаку, чтобы вернуть утраченные позиции. В последнюю неделю июля в районе Ярцево кипели непрекращающиеся бои. О степени их ожесточенности говорит тот факт, что с 22 июля по 2 августа железнодорожная станция Ярцево восемь раз переходила из рук в руки и, в конце концов, осталась за бойцами 38-й дивизии. За эти дни враг перед фронтом Донецкой дивизии потерял 3570 солдат и офицеров убитыми и ранеными, 16 человек пленено, уничтожено пять танков, 15 орудий, 50 автомашин, шесть мотоциклов, 34 миномета и 48 пулеметов, сбито пять вражеских самолетов. (ЦДМО, ф. 358, оп. 5916, д. 23, л. 18). Немалыми были и потери дивизии.

Для пополнения поредевших рот и батальонов Военный совет Западного фронта направил в 38-ю стрелковую тысячу четыреста политбойцов - коммунистов. После напутственного слова К.К. Рокоссовского политбойцы были распределены по подразделениям и вскоре отражали очередную атаку фашистов. Упрочилось положение на флангах Донской дивизии. К ее левому флангу примкнул 44-й корпус комдива В.А. Юшкевича, обе дивизии которого перед войной дислоцировались в этих местах: 64-я - в Смоленске; 108-я - в Вязьме. В первые дни войны эти соединения сражались под Минском, трижды попадали в окружение и после месяца непрерывных боев отошли к Ярцево. Здесь они вошли в состав группы Рокоссовского, были наспех пополнены личным составом и материальной частью и введены в бой на участке от Ярцево до Соловьевской переправы. Группа войск Ярцевского направления не только сковали крупные силы противника, но и предотвратила захват им Соловьевской переправы, к которой отходили из-под Смоленска обескровленные соединения 16-й и 20-й советских армий. 27 июля колонна танков, мотоциклистов и грузовиков с пехотой из состава немецких танков и моторизованной дивизии пытались по лесной дороге скрытно выйти к Соловьевой переправе. На опушке леса, восточнее деревни Пищины их встретили огнем батареи 152-го противотанкового дивизиона и пулеметной роты 108-й стрелковой дивизии и заставили отступить на север (ЦАМО, ф. 358, оп. 5916, д. 24. л.5).

Распоряжением Главкома Западного направления от 8 августа сорок первого года группа войск Ярцевского направления переформировалась в 16-ю армию. Командармом утвердили генерал-лейтенанта Константина Константиновича Рокоссовского.

Вскоре в состав дивизии вернулся пополненный после боев в Смоленске 343-й Ростовский полк. Чуть раньше, на базе второго батальона 29-го Новочеркасского полка был развернут полк трехбатальонного состава. Теперь вся Донская дивизия была в сборе.

 

                     
         

Вещие сны Смоленских лесов
Исчезнувшая Команда
След командира
Партийная непорочность
Неожиданная линия расследования
О чем умолчали официальные историки.
Ярцевский рубеж.
Во имя генеральских погон