Новости

1993 | 1994 | 1995 | 1996 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009
2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017



Новости 2017 г.




30 ИЮНЯ В ПОЛЬШЕ В Г.ГОЛЬЧЕВО СОСТОЯЛАСЬ ТОРЖЕСТВЕННАЯ ЦЕРЕМОНИЯ
ОТКРЫТИЯ МЕМОРИАЛА С ИМЕНАМИ УМЕРШИХ В ПЛЕНУ СОВЕТСКИХ ВОИНОВ


30 июня 2017 года под патронатом президента Польши Анджея Дуды, при активном участии администрации г.Гольчево, городской администрации муниципального образования «Приморское городское поселение» (Калининградская область), при поддержке Общероссийского общественного движения «Поисковое движение России» и под эгидой журнала «Военная археология» состоялась торжественная церемония открытия на кладбище военнопленных мемориала с именами умерших советских воинов.


Открытие мемориала на кладбище советских военнопленных г.Гольчево, Польша - 30 июня 2017 г.


По приглашению администрации города Гольчево на церемонию приехали из России представители 9-ти семей опознанных воинов. Среди них – Диляра Галиакберова, боец «Снежного десанта» механико-математического факультета Казанского университета 1980-х годов, внучка красноармейца Хусаина Загирова, уроженца Теньковского района Татарской АССР.


Открытие мемориала на кладбище советских военнопленных г.Гольчево, Польша - 30 июня 2017 г.



Открытие мемориала на кладбище советских военнопленных г.Гольчево, Польша - 30 июня 2017 г.



Открытие мемориала на кладбище советских военнопленных г.Гольчево, Польша - 30 июня 2017 г.



Размещаем рассказ Диляры Рашитовны о своем деде и о поездке на его могилу.

30 июня 2017 года. Мы на краю маленького польского селения Сосновице в северо-западной части Польши почти у Балтийского моря. Проливной дождь. Он льет со вчерашнего дня и будет лить еще два дня. Администрация близлежащего города Гольчево, местные священнослужители, представители консульств и общественных организаций Западно-Поморского воеводства, археологи-поисковики Польши, Германии, России и мы, родственники узников лагеря для военнопленных - все мы сейчас участники архиважного для нас события! Ведь имена наших дедов встают из небытия! Вот они выбиты на сером граните – 164 фамилии опознанных красноармейцев, погибших осенью и зимой 1941 года на территории лагеря для военнопленных Шталаг 302. Сегодня здесь, на площадке перед памятником идут службы, звучат молитвы: католические, протестантские, православные и мусульманские. Здесь в первые годы Великой Отечественной войны трагически окончен жизненный путь наших родных. Наконец-таки, пусть и с запозданием на 76 лет, им, отдавшим жизнь за родную землю, воздаются почести. В память о них под барабанную дробь вереница венков торжественно плывёт к памятнику, установленному польской стороной. А вот небольшие кресты и полумесяцы. Они показывают места могил и расставлены специально для нас, делегации родственников, чтобы мы могли и землицу положить, и лампадку зажечь и голову преклонить.


Открытие мемориала на кладбище советских военнопленных г.Гольчево, Польша - 30 июня 2017 г.


Когда ехала, то волновалась: ведь СМИ об отношении поляков к памятникам Великой Отечественной войны такое говорят! Что будет с останками наших предков? А вот увидела и почувствовала совсем другое - это уважительные ноты во всем: и в оформлении этого мемориала и в его ухоженности, и в организации открытия очередной памятной плиты и в тёплом приеме, оказанном нам. Мы много говорили с поляками позже, уже в неформальной обстановке. Их волнуют те же вопросы – о сохранности могил, только уже и поляков на территории России. А поддерживание и расширение мемориала в Сосновице – они все, от рядового жителя до главы города Гольчево, считают делом своей чести и долгом. Приглашают приехать вновь.


Среди приветливых хозяев особенно сердечно хочется поблагодарить Бартуша, местного молодого лесника, открывшего завесу тайны над этим заросшим лесом местом, инициатора раскопок. Поблагодарить поисковиков – российских (сотрудников журнала «Военная археология»), польских, германских – самоотверженно работавших в археологической экспедиции по опознанию жертв лагеря для военнопленных, а также сотрудников Щецинского медицинского университета. Благодаря им установлена судьба и моего деда, Загирова Хусаина, долгие годы считавшегося пропавшим без вести…


Загиров Хусаин.


Мой дед, Загиров Хусаин, родом из деревни Азимово-Курлибаш, что расположена недалеко от слияния рек Камы и Волги. Это одна из тех многочисленных татарских деревень, что цепочкой расположились вдоль Волги, но в глубине от неё на 10 км. Так повелось со времен Ивана Грозного: татарам –мусульманам позволялось селиться лишь вдали от основной водной магистрали. Но характер волжских просторов чувствуется во всем! Бескрайние поля, прорезанные оврагами! Родники, скрытые многовековыми ивами! На холмах - лесные массивы со своей кипучей жизнью! Деревня появилась давно, ещё в 17 веке. И сейчас на кладбище можно встретить могильные памятники с изображением тамги – особых знаков принадлежности тому или иному роду, ведущему своё начало с тюрксих племён ещё со времён Волжской Булгарии.


д.Азимово-Курлибаш - родина Хусаина Загирова.


Предки моего деда разводили лошадей. Любовь к коневодству сохранилась и у внучатых племянников моего деда, и поныне живущих в этой деревне. «Хороший был человек – Хусаин…. Добрая и приветливая была Гульсум…», - так говорят пожилые жители деревни - те, кто еще помнит моих дауати (старший отец) и дауани (старшая мама), то есть моих родных деда и бабушку.


Дед родился в 1907 году. Как и многие татары обучался грамоте при мечети. По-татарски пришлось писать и арабской вязью, и латиницей и кириллицей. Ведь на его глазах менялась история татарской письменности. Менялась и история деревни, весь ее социальный уклад. Двадцатилетним молодым человеком сын раскулаченной семьи – мой дед - увидел для себя перспективу не в коллективном хозяйстве (колхоз появился в 1930 году), а в получении рабочей специальности. По словам бабушки, дед был статным, красивым, деятельным, инициативным. Он увез свою молодую жену, красавицу Гульсум сначала в Кострому, потом в Казань. Но болезнь отца Загира вернула Хусаина в деревню. Здесь для своей молодой семьи в 1939 году он поставил крепкую избу. К этому времени у него было уже двое детей. Младшая – это моя мама - родилась как раз в 1939 году. Из деревни в июле 1941 года дед ушел на фронт. По словам бабушки, из писем деда следовало, что он должен был быть направлен на Ленинградский фронт. Но, к сожалению, проверить это сейчас невозможно, так как писем не сохранилось… А уже в октябре 1941 года связь прервалась. Все военные годы бабушка проработала в колхозе, награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Моя мама, в частности, вспоминает и о том, как маленькой девочкой помогала при свече развязывать бабушке обледеневшие лапти. А сама бабушка не очень стремилась обо всем этом рассказывать. Она была глубоко религиозным человеком. В её понимании земная жизнь, мирской её аспект были незначительны по сравнению с волей Аллаха и с жизнью души за пределами смерти. Пятничная молитва с упоминанием имен усопших близких – это главная дань памяти и помощь деду в его обретении достойной посмертной жизни. Незадолго до смерти бабушки в её сон явился дед и увёз её на телеге, запряженной лошадью в свою другую жизнь…


Долгие годы дед считался пропавшим без вести. Злые языки судачили разное. Ошибка в написании фамилии в журнале учета потерь добавляла масла в огонь. Мысль о том, что судьба деда не установлена, тревожила и не давала покоя именно в последние годы, когда пришло четкое понимание, что настаёт время передавать пост памяти уже не только детям, но и будущим внукам. В отличие от бабушкиного уверенного знания об истинном месте обретения покоя дедом, для четкого образа деда в моей памяти и в памяти моих детей не доставало именно другого знания: где и при каких обстоятельствах он погиб? Где его прах?… Ответ на эти вопросы пришел в результате многолетней, совместной, кропотливой и самоотверженной работы поисковиков из Польши, Германии и России. Низкий им поклон! Также хочется поблагодарить жителей польского города Гольчева, которые ухаживают за могилами красноармейцев и тем самым оберегают покой наших соотечественников, погибших на территории лагеря для военнопленных. Это точка? Наверное, нет! У памяти точки быть не может…


Фотографии из публикаций редакции журнала «Военная археология», активистов польского мемориального движения KURSK и Д.Р.Галиакберовой.