Новости

1993 | 1994 | 1995 | 1996 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009
2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018



Новости 2018 г.



ПАМЯТЬ


Мозолят ноги нам военные пути,
Саднят ладони, пусть, ведь дело свято.
Еще чуть-чуть, дружище, потерпи -
Полвека ждут безвестные солдаты.

Смоленское сражение стало одним из самых кровопролитных и напряженных в 1941 году. Советские войска понесли тяжелейшие потери, за время сражения в общей сложности было убито более 700 тыс. человек. Такой ценой Советской армии удалось на 81 день задержать продвижение немецких частей, что не позволило взять Москву до начала осенней распутицы и необычно раннего наступления холодов. Смоленское сражение в августе-сентябре 1941 года явилось важным этапом срыва гитлеровского плана быстрой и победоносной войны против СССР. Советская Армия вынудила немецкую группу армий «Центр» перейти к обороне на Московском направлении.

Складывается впечатление, что по Смоленской земле прошелся дождь из осколков, становится жутко от осознания тех ужасов, которые пережили наши солдаты в те страшные мгновения военной поры.

Каждые 100 лет Смоленскую землю трепала война, поэтому и люди здесь добрее нас, видно, что живут беднее, но все равно добрее.

Много трудностей пришлось преодолевать поисковикам на «Вахте памяти» весной 2017 года, и многие заслуженно оценивают ее, как сложную. Во-первых, погодные условия были по-военному суровы: нескончаемый дождь и холод сковывали работу. От постоянных весенних дождей смоленская глинистая земля превратилась в «кашу». Дорог здесь мало, а немногочисленные из них зарастают перелеском, а ведь поисковикам приходилось проходить чуть ли не десяток километров за день. Все эти трудности еще раз показали, как тяжела была дорога русского солдата, стоявшего насмерть в далеком 41-м и не пускавшего врага к Москве.

 Вахта Памяти – 2017. Смоленская область, Ярцевский район, урочище Горбатовское. (фото взято с сайта «Ярцевский городской форум»)

Мы стояли в Ярцевском районе у села Капыревщина урочище Горбатовское. Это возвышенность с протекающей внизу рекой Вопь, которая протекает и через город Ярцево, разделяя его на две части. Во время войны летом 41-го при отступлении, наши войска взорвали автомобильный и железнодорожный мосты, затрудняя противнику преследование, но ниже по течению был каменный брод. На одном берегу были наши позиции, на другом - немецкие, но после успешного форсирования этого брода немцами (в результате которого доходило до рукопашной) наши солдаты отошли с позиций, чем сильно разгневали Рокоссовского. В этот же день они наши выбили немцев с берега. Бои были жестокими и кровопролитными, земля до сих пор вся усыпана гильзами. И это только один эпизод той страшной войны. А сколько их было на Ярцевской земле с 16 июля по 5 октября?!

Вахта подходит к своему завершению, сегодня последний рабочий день, завтра выход в поле запрещен: будут работать подрывники, уничтожать найденные боеприпасы, а их набирается целая гора. Поисковики знают: когда прогремит этот страшный взрыв, значит, Вахта закончилась, дальше банный день и захоронение. Сегодня же уезжают наши гости Сергей Иванович и Ильхам Ильдусович, настроение паршивое: поднят всего один солдат. Наша стоянка находится около дороги в середине лагеря, и мимо нее пройти с работы никак нельзя, я сегодня дежурный по кухне. Несмотря на усталость, никто не хочет варить, все с последней надеждой идут в поле, а нам, «старикам», говорят: «Вы своих подняли». Каждый поисковик хочет иметь своего, «именного» бойца, это мечта. Наблюдаю, как отряды возвращаются. Если идут бодро и несут на плече мешок, направляясь к времянке (место где хранят останки найденных бойцов), значит результат есть. Два года назад мы стояли здесь же и подняли 7 бойцов, при них были красноармейская книжка, комсомольский билет и подписанная ложка. Сейчас все эти вещи находятся на экспертизе.

Погода наладилась: светит солнце, тепло. Наблюдаю, анализирую и вдруг вижу: к нашему биваку приближается мужчина, подошел представился, я подумал: «Наверное, военный». Звали его Александр Владимирович. Он искал штаб, я вызвался проводить. Пока шли, разговорились, выяснилось, что у него рак последней стадии и жить ему осталось максимум месяц. Все это было сказано как-то обыденно, но меня привело в ступор, и, чтобы выйти из затянувшейся паузы, я спросил его о причине приезда. Оказалось, что он хочет встретиться с руководителем. Так мы и дошли до штаба. Руководителя в штабе не оказалось и мы вернулись в лагерь. На обратном пути я услышал такую историю.

Всего за 4 месяца боев Ржево–Вяземской операции 1942 года потери Советской Армии составили 770 тысяч человек, у немцев в два раза меньше, но роль этой операции огромна. Об этом в исторических справках подробно описано.

На направлении Ярцево-Гурьево-Хотеново, у слиянии двух рек Ольховки и Вопи, была деревня Егорьевское. Около нее 31 марта были кровопролитные бои. С нашей стороны в них принимал участие штрафной батальон, состоявший в основном из офицеров. Они были брошены на прорыв, так как выход был один, и он перекрыт немцами. Из 800 бойцов в живых осталось только 300, среди погибших был и дед Александра Владимировича. Места были малопроходимые, отсутствие дорог и распутица не дали возможности собрать и похоронить погибших ни нашим, ни немцам. Только по истечении месяца останки бойцов были собраны местными жителями и похоронены в воронках от разорвавшихся снарядов и авиабомб. Естественно, места захоронения зафиксированы документально не были. Нужно сказать, что потери в те времена скрывались, похоронные команды не успевали хоронить, а те солдаты, которых хоронили местные жители, не фиксировались, тем более, что это были штрафники.

Материалы были засекречены, и долгие годы Александр Владимирович не мог найти к ним доступа, пройти через препоны бюрократизма и человеческой черствости. А.В.Аксенов - человек военный, офицер, ему пришлось принимать участие в военных конфликтах в Африке и в Афганистане, он добился своего и нашел сведения в архивах о месте гибели своего деда. Он и приехал на Вахту Памяти чтобы поднять останки геройски погибших штрафников. «Я и молебен заочно заказал и место гибели нашел, но как поднять их, как восстановить справедливость?» - поделился горькими мыслями мой спутник. Но ведь сегодня заканчивается последний день работы... Как помочь человеку? Надо сказать, что поисковики - это особые люди, их всегда отличает сочувствие и желание помочь ближнему. Я решил обратиться к местным, ярцевским поисковикам, ведь им хорошо известны эти места.

Командир отряда «Рядовой» Владимир вызвался помочь, и вскоре Появился вездеход наших соседей - ярцевских поисковиков. Нужно сказать, что все они взрослые люди в возрасте от 40 до 60 лет, асы поискового дела. Выслушав нас, они куда-то долго звонили, ругались, спорили. И потом вернулись к нам с доброй вестью о том, что работать будут и постараются приложить все силы и найти бойцов штрафного батальона, у них к ним особое уважение.

Провожали Александра Владимировича всем отрядом. С грустью и надеждой глядя в глаза, он попрощался с нами, поблагодарил за работу и поехал. Мы долго еще стояли, наблюдая, как красная Нива удаляется от нас. С комом в горле мы понимали, что видим его в последний раз.

Не было веселья и песен в тот вечер у нашего костра.

И сна у меня тоже не было, хотя я рано ушел в палатку. Ночью я все думал о нем, о случайно встретившемся на пути настоящем русском ЧЕЛОВЕКЕ, который сам стоя у последней черты, ищет своего деда, осознавая, что это последняя надежда, дальше неизвестность.

Не покидает мысль, что, пока есть такие люди в нашей стране – нас не победить.

Осенью я связался с Володей, и он рассказал мне, что поработать под Егорьево им пришлось много. Место там болотистое, проехать до него невозможно, многое пришлось нести на руках. Работали с помпами, подняли 18 человек, но работы предстоит еще много. Но начало положено и отступать нельзя.



Борис Андреянов, руководитель поискового отряда «Булгар» Спасского района.
Опубликовано в газете «Новая жизнь» 21.02.2108.

 Вахта Памяти – 2017. Смоленская область, Ярцевский район, урочище Горбатовское.