Газета "Отечество"

№3 (17) Сентябрь 1997


Взгляд со стороны.

Ж.Садыков

Давно хотелось взглянуть на нашу действительность со стороны, поскольку не зря говорят - со стороны виднее. Но спрашивая о десанте и десантниках у совершенно не сведущего человека, это все равно, что спрашивать сытого о голоде.

Поэтому и решил поговорить со своими бывшими учениками, они теперь от меня независимы, ибо, увы, уже являются студентами и знают о десанте от своих однокашников - учащихся школы №122, не составляющих основную массу десанта историков: полупрофессиональный взгляд недесантиков на десант.

Энже Дусаева, студентка истфака КГУ, знакома со многими нашими поисковиками по совместной учебе, к тому же является подружкой Дины Ивановой, от которой она узнает массу новостей десанта и долины.
- Кстати, что нынче слышно в КГУ про “Снежный десант”?
- Ничего...

Мы уже долго шутили: в долине нас знают как историков, хотя нынче истинных истфаковцев в отряде всего лишь несколько. Выходит, что называемся мы так чисто номинально.
- А почему ты в 9-м классе, когда многие школьники с нами покатили, осталась дома?
- Как-то так получилось. Вообще, когда впервые услышала о долине в 5-м классе, то захотела поехать в долину (в 89-м году наш десант провел целый день в школе с лекциями и агиткой).
- А почему?
- Хотелось найти медальон. А еще поразили рассказы о мародерах. Позже, из разговоров с Диной, поняла, что долина засасывает, требует еженедельных встреч почти весь год. А сама Дина ходит в долину, как мне кажется, потому, что нашла увлечение, нашла тех, с кем ей интересно, нашла своего рода замкнутое сообщество энтузиастов.

Вообще-то насчет замкнутой корпорации мысли меня посещали и раньше. Вспомнилось, что в свою бытность нам, десантникам, пришлось “расстаться” со своей студенческой группой и некоторыми прежними увлечениями в угоду десанту, работе в нем.
- Энже, а у тебя не складывалось впечатление, что десантники какие-то идеальные?
- Да, были определенные стереотипы: представлялось, что десантники очень увлеченные, не то, чтобы бескорыстные, единственные, кто не просто так собираются, а ради нужного дела. Но сейчас у вас появилось второе поколение - новое, молодое. Радует, что есть люди, желающие этим заниматься. Но в свое время, в девятом классе, я бы пошла с вами ради “компании”. Хотя я знаю, что есть и такие, кто ходит в долину не столько ради себя, а ради дела.

К долине нужно быть готовым морально, там не должно быть добровольно-принудительного принципа, порядка. Там другое измерение, не то, чтобы другие ценности - общечеловеческие ценности не могут измениться.

Сразу вспомнилось, что когда я сам впервые шел в долину, то был уверен - еду для того, чтобы поднять и захоронить всех солдат, думал, что это вполне реально. Правда, очень быстро в этом разуверился и чем дальше, тем больше убеждаюсь в этом.
- Как в классе отнеслись к десантникам?
- Некоторые завидовали, особенно те, кого не отпускали дома. Остальным было все равно, а кто-то поглядывал с уважением. Но, понимаете, для многих долина была не современна, не то дело, чтобы этим заняться.
- Кстати, ты обратила внимание, что не каждого желающего школьника берут в долину?
- Да и с этим согласна - случайных людей в долине не должно быть. Да и вряд ли они бы там смогли долго находиться, ведь человек не в состоянии долгое время заниматься нелюбимым делом. И в долине трудно куда-то уйти, спрятаться, не то, что в городе. В долине случайный человек обречен быть на виду.
- А наши школьники не зазнались после похода в долину?
- Не знаю. Скорее всего для них долина стала еще одной из возможных ступеней подъема своего социального статуса. Не для всех конечно, но мне кажется, что многие ради этого туда ездили или поехали. Долина может выродиться в следующие походы.
- Интересная мысль, сразу и не сообразишь - хорошо это или плохо. Ты знаешь, что ныне десант разделен на два отряда, один из которых школьный?
- Да, знаю. При чем многие, кто в этом отряде съездил в долину, считают, что это был их лучший поход. И потом - если вы еще можете понять школьников, то школьники не могут понять вас (имеется в виду “стариков”). Я раньше не понимала, что значит “старики”. А потом мне рассказали, что десант не единый отряд, и в нем есть своя структура, что в нем можно сделать карьеру, получить привилегии.
- Почему появляются привилегии?
- Мне кажется, что если бы не было школьников, то не было бы и привилегий. Выходит, что школьники и благо - есть у долины продолжение, и вред - разлагается долина... У школьников нет идеи, цель есть, но она не та, что была раньше, а цель, теряющая смысл долины.

Многие могут сказать, что Дусаева Энже делает слишком далеко идущие выводы. Но ее размышления могут помочь нам разобраться в себе.


Колонка редактора.
Взгляд со стороны.
Традиция - дело святое?
Принципы тоже традиция?
Официальная хроника.
Назад в будущее.
Моя "Долина".
Экспедиция "Поиск"
Поисковая работа - лучшая школа жизни.
Мясной Бор.
Дорогие поисковики!
Встреча с друзьями.
Моя душа скучает по вам...